Еврейские женщины в Красной армии

Вера Шухман

Хирург, начальник госпиталя

From left to right: Hamid Veseli, Xhemal Veseli
Вера Шухман

Ребекка Шухман родилась в дни празднования Пурима в 1900 году в Кривом Роге (Украина). Маленькой девочкой пережила погром. В 1924 году закончила Медицинский институт в Днепропетровске по специальности дерматолог. Работала в отделении кожных и венерологических заболеваний Второго Харьковского медицинского института. Была замужем, но ее первый муж стал жертвой террора в 1930-е годы.

В начале войны была мобилизована, работала в сформированном в Харькове госпитале для легкораненых (ГЛР) №1777. Осенью 1941 года, когда немцы были на подходах к Харькову, госпиталь перевели в Западную Сибирь. В марте 1943 года госпиталь был переброшен на Волховский, затем Ленинградский фронт, позднее на 2-ой Белорусский фронт и 3-ий Балтийской фронт. Госпиталь часто принимал обожжённых солдат из танковых экипажей и инфекционных больных. Несмотря на свое название, во время боевых действий в госпитале лечили и тяжелораненых.

Несмотря на свое первоначальное образование, Шухман в военные годы освоила профессию хирурга. В январе 1943 года начальник ГЛР, хирург Абрам Левенберг был убит во время налета на госпиталь. Вера Шухман была назначена начальником госпиталя по медицинской части, в августе 1944 года, с получением звания капитана, она становится начальником госпиталя. Шухман была награждена орденом Красной Звезды (июнь 1944 года) и орденом Отечественной войны II степени в апреле 1945 года.

После войны Вера Шухман вернулась к работе дерматологом и венерологом в Харькове (в 1953 году из-за дела врачей была вынуждена временно прекратить практику). Позже возглавляла дерматологическое отделения Городского госпиталя №9. В 1987 году Вера Шухман была сбита автомобилем – из-за сильного снижения слуха она не услышала предупреждающего сигнала. После смерти Веры Шухман ее семья переехала в Израиль.

Выдержка из публикации Лазаря Беренсона «Ревекка Менделевна принимает капитуляцию»

" Но 13-го [января 1945 года] внезапно поступил новый приказ командования: майору Шухман надлежало срочно с приданным госпиталю взводом автоматчиков отбыть в Лохув, и в качестве старшей по званию предложить… капитуляцию засевшим в привокзальных строениях немногочисленным немцам. Дело в том, что боевые части довольно легко выбили врага из города и погнали его дальше, к границам Восточной Пруссии, не задерживаясь на разоружении остатков немецкого гарнизона, укрывшихся в станционном помещении… [Начальник строевой части капитан] Соколовский – с белым полотнищем и Шухман – с мегафоном в руках приблизились к зданию. И тогда – не на немецком, которым владел капитан, а на южно-украинском идише, Бог весть как всплывшем из глубин детских воспоминаний майора, прозвучало по мегафону предложение сдаться. Тягостная минута ожиданий — и из распахнувшихся ворот вокзала с поднятыми руками вышла группа немолодых немецких солдат. Первым шёл пожилой офицер, как стало известно позже — комендант города, полковник регулярной немецкой армии, помнивший ещё Верден. Подойдя к Вере Михайловне, он отдал честь и, следуя старинному офицерскому кодексу... вручил ей свою шпагу: побежденный – победителю.

…[После войны] вернулись [в Харьков] и многие из … персонала [госпиталя №1777]. …собирались в доме своего бывшего начальника [Веры Шухман] … дважды в году: в Пурим (в этот день она отмечала свой день рождения…) и в День Победы. На Пурим бывшие госпитальные приносили некошерные хументаши, часто изготовленные по рецепту православных куличей. Особенно многолюдно праздновали День Победы, разыгрывая при этом ритуальную сценку: любимица Веры Михайловны – талантливая и самоотверженная операционная медсестра госпиталя Надя Свистельникова… на ломаном идише, природно картавя, командирским голосом кричала: «Их бин а идише тохтер ун а ройтер официр. Фун нумен фун майн геймланд эйс их айх уфцэйбн ди хэнд!» («Я еврейская дочь и красный офицер. От имени моей Родины приказываю вам поднять руки и сдаться»). В этот момент ее муж, бывший госпитальный раненый, выносил из соседней комнаты ранее упомянутую шпагу и под общие аплодисменты вручал ее бывшему начальнику ГЛР-1777 майору Шухман."

Заметки по еврейской истории, №5 (128), май 2010