Сквозь призму времени
Избранные истории из архивов Яд Вашем

Сегодня мой день рождения...
Давид Лейдерман

Семья Лейдерман, Капрешты, 1932. Справа: Цви, Ента, Залман и Давид Удостоверение Давида из гетто Балта Пожелание, которое Давид написал себе в день рождения в гетто Балта, 24 февраля 1944 года Копия пожелания в день рождения, которое брат Давида Цви хранил в кармане гимнастерки. Страница запачкана кровью из-за ранений Цви Цви Лейдерман, Германия, 1945

Сегодня, 24 февраля, мой день рождения. Сегодня мне исполняется 17 лет..

Это первая строка стихотворения, которое Давид Лейдерман посвятил себе в свой день рождения, 24 февраля 1944 года, находясь в гетто Балта, в Транснистрии.

Братья Давид и Цви (Гершель) проживали вместе со своими родителями, Ентой и Залманом Лейдерман, в селе Капрешты в Бессарабии, Румыния.

Летом 1941 года немцы и румыны оккупировали Бессарабию, которая в этот период входила в границы Советского Союза.
Девятнадцатилетний Цви был мобилизован в Красную Армию и вскоре связь с ним оборвалась.

Родители, Залман и Ента, вместе с четырнадцатилетним Давидом присоединились к беженцам, которые, пытаясь спастись от наступающих немецких войск, устремились на восток.

После двух недель скитаний под бомбежками, они были схвачены и отправлены в гетто в Транснистрии.

Однажды ночью, при попытке бегства из гетто, румынские солдаты застрелили отца Давида Залмана, а Енту и Давида отправили в гетто в городе Балта, примерно в 150 км к северу от Одессы.

Тысячи евреев, оказавшихся в различных гетто Транснистрии, страдали от голода, болезней и непосильного принудительного труда.
В ужасной обстановке гетто молодой Давид старался вести себя достойно. Он помогал слабым и подбадривал унывающих.

Благодаря юному возрасту, Давиду представились две возможности выбраться из гетто: первая – пытаться пробраться в лес и присоединиться к партизанам и вторая – оказаться в составе группы из 2000 сирот из Транснистрии, которых должны были переправить в Румынию в обмен на золото, в рамках сделки между фашистским правительством Румынии и Комитетом спасения евреев Румынии.  Но оба раза Давид отказался оставить свою мать.

Где-то далеко, за реками – родная земля.
Здесь, в городе Балта, на  улице Козианшна – чужой мне дом...
Без отца, без брата, только мама моя.
Моя комната уменьшилась до угла.
Даже когда окно открыто,
Солнечный свет
Все равно не доходит до нас.
Солнце отказывается освещать наш путь
И не готово утереть слезы,
Льющиеся из наших глаз последние три года.

Что может пожелать себе молодой человек в свой третий день рождения, который он отмечает в гетто? Из пожеланий, которые написал себе Давид в день рождения, мы узнаем, что он не потерял надежду, несмотря на все ужасы гетто:

Несмотря ни на что, мы надеемся и верим,
Что солнечный свет засияет,
И придет день нашего освобождения.
Тогда отчаяние покинет наши сердца
И переселится в душу врага.
Сейчас сидим мы и размышляем:
Что может принести на своих крыльях завтрашний день?
Исполнить желания наших сердец
И приблизить день освобождения?
Наши устремления сосредоточены в одном –  
В надежде выйти из Египта
И вернуться в родную страну,
В город, где я родился…
"Вернуться в страну, в знакомую страну,
в знакомый город, знакомый город".

Мечте Давида не суждено было сбыться.

27 марта 1944 года, спустя месяц после 17-летия Давида и незадолго до освобождения Транснистрии войсками Красной Армии, немцы убили всех мужчин призывного возраста. Давид погиб.
Цви, брат Давида, воевавший в рядах Красной Армии, оказался неподалеку от Балты и от уцелевших узнал, что его мать жива и находится в Балте.

Ему удалось получить увольнительную на несколько часов и навестить ее. Ента рассказала ему о гибели отца и брата.
Она показала Цви пожелания, которые Давид написал себе ко дню рождения. Цви переписал этот текст, так как он должен был оставить мать и вернуться на передовую.

В конце войны Цви был тяжело ранен, но каким-то чудом сумел сохранить листок с пожеланиями брата в кармане гимнастерки.
После войны он вернулся домой полностью слепым, пронеся через все невзгоды войны запятнанный кровью листок с пожеланиями его брата Давида.

Нахум, сын Цви, рассказал: «Когда я был ребенком, я много раз слышал от бабушки о дяде Давиде, которого я никогда не видел. Она просыпалась по ночам от кошмаров и рассказывала, как немцы стреляли в Давида… Бабушка никогда не рассказывала мне о пожелании, которое он написал сам себе. Только в 1972 году, за день до того, как мы покинули Советский Союз, она достала, как «священные письмена», оригинал пожелания, написанный рукой Давида, текст пожеланий, переписанный Цви и удостоверение личности узника, которое Давид получил в гетто. Эти бесценные документы были зашиты в подкладку ее сумки, и так мы пересекли границу на пути в Израиль».

Нахум передал в дар Яд Вашем удостоверение личности узника гетто Давида, оригинал стихотворения-пожелания, которое он написал себе в день рождения, а также копию, которую его брат  Цви хранил при себе до конца войны.