16 июня 1942

Друя, Польша (ныне Беларусь)

«Дорогие мои родные!
Пишу это письмо перед смертью, не знаю точно день, когда я и мои родные погибнем, только за то, что мы "евреи"».

Прощальное письмо Фани Барбаковой сестре Хае и брату Маносу, написанное в укрытии в местечке Друя

Фаня Барбакова родилась в 1923 году в Друе, Польша (ныне Беларусь). У ее родителей, Зеева-Велвла и Зислы, было семеро детей, двое мальчиков и пять девочек: Хаим, Манос, Соня, Блюма, Хая, Фаня и Сима. Барбаковы владели мельницей, которая обеспечивала хороший заработок для всей семьи.

Фаня посещала местную польскую школу, а в 1940/41 учебном году, уже при советской власти, она заканчивала учебу в советской школе. После оккупации Друи семья Барбаковых была заключена в гетто вместе со всеми евреями городка. О Фани Барбаковой вспоминают: «В гетто Фаня ходила с высоко поднятой головой, вся наполненная уверенностью. Она подбадривала членов семьи и своих сверстников демонстрировать немцам еврейскую гордость. Фаня пела песни на русском языке, выражая тем самым неприязнь немцам».

В саду Барбаковых был подвал для хранения льда. Бункер, в котором семья пряталась во время погромов, был выкопан под этим подвалом. Во время ликвидации гетто летом 1942 года укрытие было обнаружено, и все скрывавшиеся в нем были убиты.

Письмо, было написано Фаней в течение нескольких дней в бункере. На обратной стороне несколько слов на идиш, которые, скорее всего, были написаны незадолго до того, как их убежище было обнаружено.

Мирон Васильев, христианин, друг семьи, нашел это письмо после войны и передал его Фаниному племяннику Зусе Беркману. Зуся пережил погром, прячась в доме знакомого крестьянина. Позже вместе со своим отцом он находился в лесу в партизанском отряде. Сестра Фани, Хая, которая до войны училась в Вильнюсе, бежала вглубь территории Советского Союза, когда немцы оккупировали Вильнюс, и выжила. Ее брат Манос был сослан в Сибирь советскими властями, и вместе со своей женой пережил войну. Он жил в Советском Союзе до своей смерти в 1970-х годах. Брату Хаиму еще до войны удалось покинуть Друю и иммигрировать в Аргентину.

В 1979 году Зуся Беркман заполнил Листы свидетельских показаний в Яд Вашем в память о своих родных, погибших во время Холокоста: мать Соня Беркман (Барбакова), младшие сестры, Рася и Зельдале, дед Зеев-Велвл, бабушка Зисла, и его тети, Блюма Круман (Барбакова), Фаня и Сима. После смерти Хаи ее дети нашли в шкафу связку завернутых в ткань писем, в том числе и письмо Фани. В 2007 году дети Хаи, Этта Фельдман и Зеев Каган, передали в архив Яд Вашем на вечное хранение это письмо.

Дорогие мои родные!!!!

Пишу это письмо перед смертью, не знаю точно день, когда я и мои родные погибнем только за то, что мы "евреи".

Все наши братья и сестры (евреи) погибли ханьбической [укр. позорной, стыдной] смертью от………… Я сама не знаю, кто с нашей семьи останется и кто будет иметь честь прочитать мое письмо и прочитать гордый предсмертный привет для всех моих любимых и дорогих, страдающих от руки бандита.

Дорогая Хаячка и дорогой Монуска, быть может вы останетесь жить. Живите богато и счастливо. Мы все идем к смерти гордо, такая наша судьба. Как нам известно, Блюма с семьей уже погибли. Больше не могу писать. Все родные плачут и себя оплакивают.  Письмо оставляю у нашего лучшего друга, который нам много хорошего делал до сих пор.

Ваша Фаня и все родные. Мы все лежим в одной яме. Я больше как уверена, что вы все будете знать. Мама и папа очень плохо держутся. Рука моя очень трясется, не могу даже кончить писать. Я горда тем что я "еврейка". И погибаю за мою нацию. Я никому не говорю, что пишу перед нашим окончанием жизни письмо. Ах! Как хочется жить и дожить немного лучшего в жизни. Все уже пропало… Прощайте, ваша родная Фаня от имени всех: папа, мама, Сима, Зуся, Рася, Хаца (Иехезкель) и ничего не понимающая Зельда.

Друя

В концентрационном лагере, прежде чем мы все будем застрелены, в укрытии.

Вторник 4 утра
16 июня 1942 года.
Прощайте всем.

На обратной стороне листа:

Бог справедлив, и суд Его справедлив. Мы согрешили. Наши скудные вещи спрятаны дома. Но жизнь нашу мы потеряли. Все кончено. Братья из всех стран, отомстите за нас. Нас ведут, как овец, на убой.

Фаня


Орфография и пунктуация сохранены

  Посмотреть письмо