Посетителям
Часы работы:

Воскресенье-четверг: 9:00-17.00 Пятница и предпраздничные дни 9.00-14.00.

Яд Вашем закрыт по субботам и в дни израильских праздников

Как добраться до Яд Вашем на частном автомобиле:
Дополнительная информация для посетителей: click here

Письмо Моисея Березовского с фронта, 1942

Письмо Моисея Березовского с фронта, 1942

24-го февраля 1942 года
Милая Рахилька, милые Маюська и Фирочка, здравствуйте!
С 4-го сентября 1941 года в оборонительных боях между городами Чернигов и Киев в районах Остер, Городок и Сорока, милые, я был ранен всего в трех местах, а именно в бедра правой и левой ноги и в кисть правой руки. Раненого меня захватили немцы в плен. В нем я пролежал один месяц, вследствие счастливой случайности под видом украинца меня выпустили из госпиталя и дали пропуск как украинцу, так как из плена отпускали только украинцев, на имя Михаила Игнатьевича Березовского [...] В 12 километрах от гор. Житомира я заночевал в крестьянской хате. Хозяйка этой хаты заподозрила, что я еврей, и в 12 часов ночи вызвала старосту и полицию [...] В полицейском участке после десятков сильных плетей я вынужден был признаться, что я жид, и этим самым я откупился от дальнейших побоев. В тюрьме я пробыл целую неделю, спал я и другие такие же грешные, как я, на холодном цементном полу под нарами. Шинель у меня отобрали совсем, а ботинки и гимнастерку заменили на те, которые были совершенно не годны к носке. Когда нас собралось человек 10, нас буквально голых, без шинелей, 7-го ноября отвезли на машине в Житомирскую тюрьму, где там были уже собраны евреи: старики, старухи, женщины и дети и все подлежащие расстрелу.
В последнюю ночь перед днем расстрела я не спал вовсе и все обдумывал насчет побега, который я удачно осуществил [...] Дойдя до [неразборчиво], я решил остановиться ночью у Жени Мисяковой, и когда я к ней пришел, она сильно была обеспокоена, так как в г. Гомеле до моего прихода немцы расстреляли евреев свыше 1000 человек на Советской площади (публично) и после этого объявили, что если кто найдет еще одного еврея, получит большую награду. Таким образом я имел возможность переночевать у ее матери, а рано утром я тронулся в путь по направлению [города] Орел, имея в виду пробраться через фронт к своим красным, но в районе Малоархангельска меня немцы задержали, погнали назад в тыл, с тех пор я остановился в деревне Нижняя Гнилуша Александровской волости Малоархангельского р-на. Староста этой деревни, Кузьма Ямин, приютил меня и приписал к своей местности [...] Так я прожил до тех пор, пока неожиданным ударом нашей Красной Армии освободили 23.6.43 местность Курской области. С этого момента я снова стал в рядах Красной Армии, и сегодня меня обмундируют, и я снова пойду в бой немца бить.
Милая Рахилька, после всего пережитого и виденного мне не страшно выполнить любую задачу, которую поставит наше командование Красной Армии по уничтожению остатков фашистов на нашей земле. Здоровье мое сейчас улучшилось, ноги пока меня носят, я даже могу бегать, а рука правая зажила хорошо. Одним словом, я еще повоюю.
                    
Маюська, наверное, перешла во второй класс, а Фирочка наша стала, наверное, большая, ведь ей стало 6-й год, одним словом, если я только жив останусь, то скоро увидимся. Целую всех вас, привет семье [неразборчиво]. А адреса точного у меня нет, в скором времени я тебе сообщу.
                    
Михаил Игнатович Березовский
                


Моисей (Михаил) Березовский родился в Гомеле, в Белоруссии. После нападения Германии на Советский Союз Моисей был мобилизован в Красную Армию. В Гомеле оставались его жена Рахель с двумя дочерьми, семилетней Майей
и четырехлетней Эсфирью. Рахель и девочки успели выехать из горящего от бомбежек города и добрались до Самары. Там и застало их письмо Моисея. 8 марта 1943 года Моисей Березовский был убит в бою под Курском.                
                    
Архив Яд Вашем