Международная школа преподавания и изучения Катастрофы

Образовательный проект «Феникс»

Гетто в период Катастрофы


Гетто во время Второй мировой войны[1]


Начало Второй Мировой войны

23 августа 1939 года СССР подписал с нацистской Германией договор о ненападении, известный как пакт Молотова-Риббентропа. К этому договору прилагались секретные протоколы, в которых Восточная Европа делилась на «сферы влияния», и была проведена будущая граница между СССР и Германией.

Львов, Украина, 21/09/1939. Немецкие офицеры принимают капитуляцию польской армии, Архив Яд Ва Шем, 5323Львов, Украина, 21/09/1939. Немецкие офицеры принимают капитуляцию польской армии, Архив Яд Ва Шем, 5323

На рассвете 1 сентября 1939 года Германия вторглась в Польшу. 17 сентября советские войска пересекли польскую границу и заняли восточные районы Польши. 28 октября пала Варшава, а последние соединения польской армии капитулировали 6 октября. Так, в течение месяца, прекратило существовать 30- миллионное независимое Польское государство.

После оккупации нацисты поделили перешедшие в их руки территории на две части: первая была аннексирована Германией и стала частью территорий Рейха, вторая была объявлена генерал-губернаторством, то есть территорией, находящейся под гражданской оккупационной властью с административным центром в Кракове. Все территории, присоединенные к Рейху, должны были пройти процесс германизации. Изначально планировалось, что они будут очищены не только от евреев, но и от польского населения. С первых же дней оккупации начались как спонтанные, так и спланированные насильственные действия по отношению к евреям. Грабежи и насилие начались с первых часов оккупации.

Развитие идеи гетто в нацистской Германии

Нацисты взяли на вооружение понятие гетто, существовавшее еще в начале Нового времени в Европе, однако не сразу оно приняло значение отдельного квартала. Так, в тридцатые годы в Германии еврейским гетто было принято называть изоляцию еврейских организаций от общественной и культурной жизни Германии. В докладе СД Гамбурга 1937 года в частности говорилось:

«Что касается общественной жизни [евреев], можно сегодня с уверенностью говорить о невидимом еврейском ”гетто”».
Из доклада Еврейского отдела СД, Гамбург 1937.

Карта еврейского «гетто» Варшавы из книги Серафима (1938 год).Карта еврейского «гетто» Варшавы из книги Серафима (1938 год).
Карта еврейского «гетто» Каунаса из книги Серафима (1938 год).Карта еврейского «гетто» Каунаса из книги Серафима (1938 год).

Поворотным пунктом в понимании слова гетто в нацистской Германии стало издание в 1938 году книги нацистского специалиста по еврейской истории д-ра Петера Ганца Серафима «Еврейство в Восточно-европейском пространстве». В третьей главе своей книги Серафим описывает процесс урбанизации евреев Восточной Европы. Основываясь на работах авторитетных не еврейских и еврейских социологов и историков, Серафим утверждал, что урбанизация евреев в Восточной Европе носила совершенно иной характер, чем тот же процесс у не евреев, и что евреи, переехав в крупные города, продолжили жить в отделенных общинах. Согласно Серафиму эти районы, или гетто, как он их называет, являются основой распространения еврейства, поскольку именно через них происходит «проникновение» евреев в «не еврейские» отрасли экономики. В гетто, по мнению Серафима, формируется еврейская сущность и еврейское влияние на народы, среди которых они живут. Эта книга предложила понимание гетто как территориального образования, якобы естественного для евреев Восточной Европы.

Дан Михман считает, что эта книга была напрямую использована нацистским руководством в Восточной Европе после начала войны. Уже на заседании 27 сентября 1938 года представителями гестапо и СД было принято решение о том, что следует «действовать против геттоизации евреев по соображениям безопасности». Понимая, что большинство евреев останутся в оккупированной Польше, нацисты стремились с первых дней получить контроль над еврейскими общинами. Так 21 сентября появилась «срочная депеша» Гейдриха, о которой будет подробно рассказано далее.

Эмиграционные планы в еврейской политике нацистов

Сегодня известно, что первоначальный план нацистов в отношении евреев заключался в переселении немецких евреев к восточной границе Польши – в район города Люблина. Этот план стал известен под названием «Люблин-Ниско», и до 1940 года он рассматривался нацистами в качестве «решения еврейского вопроса». Его целью было сокращение количества евреев в Германии и на аннексированных землях и депортация евреев на работы по укреплению восточных границ. Всего в этот район было депортировано около 95 тысяч евреев. Этот процесс был прекращен из-за внутренних разногласий между нацистскими чиновниками и руководством СС относительно практических методов осуществления плана.

После отмены плана «Ниско» и в надежде на дальнейшую германскую экспансию был подготовлен «Мадагаскарский план». По этому плану нацисты планировали переселить евреев на Мадагаскар – остров, находившийся в то время в правлении Франции. Таким образом, еще в начале войны планы нацистов заключались в изоляции и выселении евреев из Европы. Этот план так и не был претворен в жизнь. После поражения Германии в битве за Англию осенью 1940 года и крушения ее надежд стать господствующей державой на морях «Мадагаскарский план» был сорван, и началась подготовка к войне с Советским Союзом. Тогда же начался новый этап антиеврейской политики. Параллельно попыткам разработки планов «Ниско» и «Мадагаскар», на оккупированных нацистами территориях Польши в 1939 –1940 годах были созданы первые гетто.

Антиеврейская политика на территории оккупированной Польши в первые месяцы войны

21 сентября 1939 года, когда еще шли бои, Рейнхард Гейдрих, руководитель Главного управления имперской безопасности (РСХА) издал т.н. «срочную депешу» (Schnellbrief). Это были первые инструкции о том, как следует поступать с евреями на оккупированных территориях. В этом документе в частности говорилось:

Руководителям всех эйнзацгрупп полиции безопасности
Тема: Еврейский вопрос на оккупированной территории
[...]
Следует проводить различие между:
Окончательной целью (достижение которой потребует продолжительного периода времени) и этапами продвижения к окончательной цели (каждый из которых занимает короткий отрезок времени) [...]
I. Сосредоточение
В настоящее время первым условием для достижения окончательной цели является сосредоточение евреев из сельской местности в крупных городах. [...]
Это следует осуществить быстро. [...] Наша задача – выделить лишь немногие города для концентрации [...], чтобы облегчить дальнейшие мероприятия. В этой связи следует помнить, что лишь города, где есть железнодорожные узлы, или, по крайней мере, расположенные на железнодорожных ветках, могут быть выбраны в качестве пунктов концентрации.
В принципе, еврейские общины, насчитывающие менее 500 человек, должны быть распущены и перемещены в ближайший центр сосредоточения.
[...]
Подписано: Гейдрих

Yitzhak Arad, Israel Gutman, Abraham Margaliot, eds., Documents on the Holocaust, (Jerusalem: Yad Vashem, Jerusalem, 1981) 173-178.

Классическая историография первых десятилетий исследования Катастрофы рассматривала «срочную» депешу как предпосылку изоляции евреев в гетто. В «депеше» затрагиваются несколько важных тем: создание еврейских «советов старейшин», выселение евреев из маленьких местечек, в которых проживало менее 500 евреев, и переселение их в крупные центры в районе железнодорожных путей, а также перепись еврейского населения. Тем не менее, как считают профессор Дан Михман и другие современные исследователи, в «депеше» нет ни малейшего намека на то, что планировалось активное создание каких бы то ни было закрытых еврейских кварталов. В депеше однажды упоминается понятие «гетто». По мнению историков, Гейдрих считал, что, согласно книге Серафима, евреи в любом случае проживают в «гетто», то есть еврейских кварталах. Так, исследователи, которые утверждали, что «срочная депеша» является планом или приказом об активном переселении евреев в гетто, на самом деле объясняют дальнейшую действительность, используя более ранний документ.

Еврейское руководство в гетто: юденрат

Как уже говорилось, приказ Гейдриха содержал также инструкции о создании еврейских советов старейшин, или юденратов:

[...]
II
Совет еврейских старейшин
В каждой еврейской общине необходимо организовать Совет еврейских старейшин, который, насколько это возможно, должен состоять из оставшихся авторитетных фигур и раввинов. [...] Этот совет несет полную ответственность, в буквальном смысле слова, за точное и беспрекословное исполнение уже отданных распоряжений или тех, которые будут отданы впредь.
Советы будут предупреждены, что в случае саботажа таких распоряжений последуют самые суровые меры.
Юденраты (еврейские советы) должны осуществлять ориентировочную перепись евреев в своих областях, разбивая их, по возможности, на группы в соответствии с полом и возрастом: а) до 16 лет, б) 16-20 лет, в) старше 20 лет, а также в соответствии с основными занятиями. Результаты этой оценки должны быть сообщены в кратчайшие сроки.
Советы старейшин будут проинформированы о дате и времени эвакуации, средствах, предназначенных для эвакуации, и, наконец, о маршруте перемещения. В дальнейшем советы несут персональную ответственность за эвакуацию евреев из сельской местности. Сосредоточение евреев в городах объясняется тем, что евреи принимали решающее участие в нападениях снайперов и мародерстве.
Советы старейшин в центрах сосредоточения должны нести ответственность за размещение евреев, прибывающих из сельской местности.
По соображениям полиции общей безопасности сосредоточение евреев в городах, возможно, потребует особых распоряжений в этой местности, в соответствии с которыми евреям будет полностью запрещен доступ в определенные районы. Например, учитывая экономические соображения, евреям не разрешается покидать гетто [...]
Советы старейшин также будут нести ответственность за обеспечение питанием евреев во время перемещения в города.
[...]
Подписано: Гейдрих

Yitzhak Arad, Israel Gutman, Abraham Margaliot, eds., Documents on the Holocaust, Jerusalem: Yad Vashem 1981, p. 173-178.

На основании распоряжений Гейдриха почти в каждой еврейской общине оккупированной Польши образовывались юденраты. Таким образом, в еврейских общинах были образованы органы, ответственные за исполнение нацистских указаний.

Позднее в тех местах, где появились гетто, юденраты продолжали руководить этими территориальными образованиями, наряду с переселением в них евреев. Большинство юденратов старались смягчить тяготы, с которыми еврейское население столкнулось в гетто. Члены юденратов с самого начала оказались в весьма проблематичной ситуации. Вот выдержка из Gazeta Zydowska («Еврейская газета»), № 46, 23 декабря 1940 г. выходившей в Варшавском гетто:

«Последние события и распоряжения внесли фундаментальные перемены в еврейскую жизнь и стали причиной ряда принципиальных изменений. Произошли радикальные перемены и в работе Еврейской Общины [Совета], или еврейского комитета. До войны Община [Совет] отвечала за очень ограниченную сферу деятельности, за вопросы, относящиеся к религии и социальной помощи...
Теперь работа Еврейской Общины принимает совершенно иной характер. Совет превращается в Еврейский департамент, заведующий всеми вопросами, касающимися еврейского населения. С созданием еврейских кварталов [гетто] это явление стало еще более ярко выраженным и бросающимся в глаза. Совет отвечает за соблюдение обязанностей, наложенных властями на еврейское население, и, в то же время, он доводит до сведения властей потребности самих евреев».

Там же, стр. 205.

Согласно приведенному выше источнику, проблема юденратов изначально была двойной:

  1. Юденрат должен был заниматься сферами жизни, которыми еврейская община ранее не занималась.
  2. Юденрат был обязан заботиться об исполнении всех приказов немецких властей.
    Таким образом, юденрат стал единственным органом власти над еврейским населением имеющим официальный статус правления у оккупационных властей и к которому у евреев был доступ.
Первые антиеврейские постановления и действия

В течение первого же месяца после публикации "Срочной депеши" против евреев начали применяться разнообразные санкции. Мужчин, а часто и женщин возрастом от 14 до 65 лет начали систематически использовать для подневольных работ, причем зачастую речь шла не о полезном труде, а об издевательстве над евреями при помощи труда. Сбережения евреев были заморожены в банках, а наличными нельзя было иметь более 2000 злотых на семью. В октябре 1939 года был издан приказ о том, что каждый еврей должен носить отличительный знак. В Генерал-губернаторстве это как правило была белая нарукавная повязка с синей звездой Давида, а на других территориях (таких как Вертегау, присоединенное к Германии) как правило желтая звезда Давида нашитая на видном месте на внешней одежде. Далее было приказано всем евреям отметить их магазины, а также было переписано все еврейское имущество. От еврейских общин потребовали выплат тяжелейших налогов и контрибуций, причем для того, чтобы налоги были выплачены, немцы брали заложников, которых убивали в случае неуплаты или саботажа.

На следующем этапе евреям запретили держать радиоприемники, и был объявлен комендантский час для евреев с вечера до утра. Все социальные права и льготы евреев были отменены. Еврейские магазины и предприятия отбирались у владельцев. Были закрыты еврейские учебные заведения, а еврейским детям и студентам запретили посещать не еврейские школы и ВУЗы. Чуть позднее евреям было запрещено посещать многие общественные места, такие как рестораны, парки и пр. Во многих городах евреям запретили ходить по тротуару. В конце концов в Польше были введены все положения Нюрнбергских законов, принятых в Германии еще в 1935 году. Эти законы лишали евреев гражданства и отнимали у них любые гражданские права.

В довершение всему начался грабеж еврейского имущества. Зачастую этот грабеж проводился не только немцами, но и местными жителями, в основном уголовниками, выпущенными из тюрем, которых подстрекали к действиям против евреев. Евреям стало опасно выходить на улицу – их могли избить, убить, ограбить и пр. без какой бы то ни было возможности пожаловаться на обидчика.

Начало создания гетто 1939 – 1941 гг.

Уже 7 октября 1939 года губернатор дистрикта Варшава Людвиг Фишер выдвинул идею о том, что следует начать сосредоточение евреев в гетто в разных городах. Несмотря на это заявление, у нацистов еще не было четкого представления о том, что имеется в виду под этим понятием.

Первым местом, где появилось гетто новой формации, то есть квартал, в который было переселено еврейское население, стал город Пётркув-Трыбунальский. В этом городе до войны жило около 15 тысяч евреев, и они составляли 27% населения. 8 октября 1939 года приказ о переселении евреев в гетто был передан немецким обер-бургомистром города Ганцем Дрекселем раввину Моше Хаиму Лау, который стоял во главе еврейского совета. Дрексель говорил о «районе проживания евреев», однако уже 28 октября вокруг этого района были установлены щиты с надписью «гетто» на немецком языке. Всего в этом городе оказалось около 28 тысяч евреев, поскольку к моменту создания гетто в Пётркув-Трыбунальский было депортировано много евреев из соседних местечек. Нацисты, однако, не следили за полным отделением евреев этого города от не еврейского населения. До весны 1942 года, то есть до начала массового уничтожения, некоторые поляки все еще жили на территории гетто, или держали в нем свои магазины. Многие евреи также продолжали жить вне территории гетто, пока не были депортированы. Этот факт показывает, что за созданием гетто в этом городе не стояло четкого плана. По прошествии нескольких недель, 20 декабря 1939 года, было создано гетто в городе Радом. В следующие месяцы, то есть в самом начале 1940 года, были созданы гетто еще в семи средних городах.

Еще до создания гетто нацисты предпринимали против евреев жесточайшие репрессивные меры. Например, в Ченстохове, который был занят немцами 3 сентября 1939 года, уже 4 сентября было расстреляно прямо на улицах 300 евреев. Еврейский совет был создан 16 сентября, то есть еще до «депеши» Гейдриха. Антиеврейские меры, такие как конфискация еврейского имущества, нападения на евреев, предпринимались с первых дней оккупации. Однако гетто было создано только 9 апреля 1941 года!

С декабря 1939-го начались обсуждения вопроса о геттоизации евреев Лодзи, второй по величине еврейской общины Польши. В самой Лодзи евреев переселяли в будущее гетто с февраля по май 1940-го, и только 30 апреля гетто было официально закрыто, хотя фактически оно было закрыто в начале мая 1940 года.

Лодзь, Польша. Переселение евреев в гетто. Архив Яд Вашем, 1602/6 Лодзь, Польша. Переселение евреев в гетто. Архив Яд Вашем, 1602/6

Из всего сказанного выше можно сделать вывод о том, что создание гетто не было государственной политикой «сверху», а стало результатом бюрократической инициативы на местах. В этот момент высшие инстанции рейха только работали над «окончательным решением еврейского вопроса», рассматривая различные варианты действий. Поэтому нацистские власти поощряли местное руководство на «временные меры» по «решению еврейского вопроса» на оккупированных территориях. Мы видим, что принятые в одном месте административные решения являлись примером для других немецких администраций и влияли на создание гетто в других местах. Так, идеи по «временному решению еврейского вопроса» распространились по Польше, а потом и за ее пределы и привели к эволюционному развитию гетто на оккупированных нацистами территориях. Сначала это были «простые», слабо изолированные гетто, потом все более и более спланированные, структурированные и крупные районы сосредоточения евреев. В конечном счете, с конца 1939 и до лета 1941 года, значительная часть евреев оккупированных нацистами территорий Польши оказалась в гетто.

Опыт, приобретенный при создании гетто в Лодзи, во многом определил дальнейшие шаги по геттоизации евреев. Позднее эту модель переняли и в других местах в Европе. Большинство гетто были созданы уже в 1941 – 1942 годах, однако оставались десятки малых и средних мест, в которых гетто не создавалось вообще. Существовали споры в нацистской иерархии по поводу характера польских гетто (Christopher R. Browning, The Origins of the Final Solution (Yad Vashem 2004), стр. 111-168). Современные исследователи сходятся на том, что гетто, с точки зрения самих нацистов, были лишь «временным решением» еврейского вопроса.


[1] По статье Исраэля Гутмана, “Основные вехи истории Катастрофы” (Яд Вашем, 1972)