Международная школа преподавания и изучения Катастрофы

Образовательный проект «Феникс»

Катастрофа советского еврейства [1]

И. Арад


Советские евреи накануне Катастрофы

период между революцией 1917 года и началом Второй мировой войны в жизни советских евреев произошли большие изменения. Революция, дав евреям права, не признала еврейский народ нацией. Согласно ленинской и сталинской идеологии, евреи не соответствовали критериям, которыми определялось понятие “нация”.

Сталин заявил, что нация - это историческая общность людей с общей культурой, языком, территорией и экономикой. У евреев не было такого общего базиса, и, по канонам коммунистической идеологии, они должны были смешиваться с народами, среди которых жили.

Советские руководители иногда вынуждены были менять тактику и разрешать развитие еврейской культуры. Но долгосрочная сталинская политика предусматривала полную ассимиляцию евреев. В соответствии с этим подходом уже в начале 20-ых годов были ликвидированы все независимые общественные организации евреев, такие как общины, сионистские и другие партии, учебные заведения - религиозные и светские.

Советская власть, уничтожив старую хозяйственную систему, лишила широкие слои еврейского населения источников дохода и разрушила их экономическую базу. Несмотря на экономические трудности, 20-е и первая половина 30-х годов были периодом расцвета еврейской культуры, но культуры не национальной, а интернациональной - коммунистической, призванной донести до советских евреев идеи коммунизма на понятном им языке - идише. В тот же период произошло массовое переселение евреев из традиционного “штетла” – местечка - в большие города в связи с развитием индустрии и возможностью найти там работу. Евреи быстро обосновались в различных государственных учреждениях и учебных заведениях. Чем большее участие они принимали в жизни советского общества, тем сильнее ассимилировались: число смешанных браков росло.

Антисемитизм, сильно распространенный до революции, не исчез в новом, советском обществе. Он слишком вошел в сознание народа. Расселение евреев по всей стране и их заметное участие в работе государственного аппарата вызвали усиление антисемитизма среди широких масс.

Советские власти боролись с антисемитизмом, который был запрещен законом, что привело к снижению его открытого проявления, но не к его искоренению. Сам Сталин был скрытым антисемитом. В 1937-1938 гг. среди репрессированных были евреи, занимавшие высокие государственные посты и руководители евсекции. Еврейская культура в СССР в эти годы тоже понесла большой урон: были закрыты еврейские школы, газеты и многие другие еврейские учреждения.

Все это вполне согласовывалось с коммунистической идеологией, которая проповедовала ассимиляцию евреев. Накануне Второй мировой войны советские евреи не имели своих организаций, своих лидеров, и еврейская культура была на грани исчезновения.

Присоединение в 1939-1940 гг. к Советскому Союзу Прибалтики, Западной Белоруссии, Западной Украины, Бессарабии и Северной Буковины, где евреи обладали богатой и глубоко развитой национальной культурой, привело к демографическим и культурным изменениям в среде советских евреев. Тем не менее, культурное влияние евреев из присоединенных районов положительно повлияло на евреев Советской России, в течение 10 лет оторванных от мирового еврейства. Но короткий период до нападения Германии на Советский Союз не дал возможности развиться этим тенденциям. Нападение Германии на Советский Союз в корне изменило положение евреев страны.

Предварительные меры

22 июня 1941 года фашистская Германия напала на Советский Союз. Этот день можно считать началом заключительного этапа гитлеровской политики “окончательного решения еврейского вопроса”, этапа физического уничтожения евреев. Советские евреи пали ее первыми жертвами, затем последовало истребление евреев в других странах Европы.

Прологом к трагедии, вскоре после прихода Гитлера к власти в январе 1933 года, были преследования евреев в Германии: их лишили гражданства, ввели принудительную эмиграцию с конфискацией имущества. С началом Второй мировой войны, после оккупации Польши, эмиграция была прекращена, и евреев стали переселять в гетто, где их ожидали рабский труд, голод и болезни.

Миллионы евреев Польши, Западной и Южной Европы оказались в течение двух лет –с начала сентября 1939 –под властью нацистов. Война, ее мировой характер и эскалация сняли все нравственные и политические запреты. Если в 30-е годы целью антиеврейской политики Гитлера было изгнание евреев из Германии, то уже в начале войны такой целью стало тотальное уничтожение еврейского народа. То, что решение о массовом истреблении евреев было принято накануне нападения на СССР, свидетельствует об обострении антиеврейской политики, об ощущении агрессорами полной своей безнаказанности. Адольф Гитлер, у которого ненависть к евреям носила патологический характер, видел в евреях особый класс, который фактически господствует в СССР. Он утверждал, что коммунистическая идеология и Советский Союз как объект реализации данной идеологии являются лишь орудием в руках у евреев, готовящихся к захвату всего мира.

30 января 1939 года, за полгода до начала Второй мировой войны, Гитлер в одной из своих речей говорил: “...Если международные еврейские финансисты в Европе и за ее пределами сумеют еще раз втянуть народы в мировую войну, то результатом войны будет не большевизация мира, и, следовательно, триумф еврейства, а уничтожение еврейской расы в Европе”. Здесь - основа взглядов Гитлера: большевизм и еврейство - одно целое, будущая война приведет к уничтожению евреев. Он верил, что уничтожение советских евреев предоставит ему возможность добиться сразу двух целей: подрыва основ Советского государства и избавления от заклятого врага, т. е. от евреев.

Захватив эту страну, нацисты открывали себе дорогу к колонизации Восточной Европы. Политика Drang nach Osten (натиск на Восток) легла в основу военных и политических планов Гитлера. Огромные колонии на Востоке должны были лечь в основание “тысячелетнего рейха” (империи) - мечты фюрера. Подготовка к уничтожению советских евреев была составной частью военных приготовлений к нападению на СССР. В директивах от 13 марта 1941 года к плану “Барбаросса” (кодовое название плана военной агрессии против Советского Союза), составленных верховным командованием вермахта, говорилось: “В районе военных действий рейхсфюрер СС получает от фюрера специальные задачи по подготовке политического управления, которые вытекают из тотальной борьбы двух противоположных политических систем”. Германское командование определило войну против СССР как тотальную, отрицающую любые сдерживающие факторы, когда международные согласия о военнопленных, о гражданском населении и т.д. теряют свое значение. “Специальные задачи”, упомянутые в директивах, включали массовое уничтожение евреев. В дополнение к данным директивам командование вермахта издало в мае-июне 1941 года три приказа, дающих “юридическое” обоснование нацистскому террору на захваченных территориях: первый - от 30 мая 1941 г. о военной юрисдикции в зоне осуществления плана “Барбаросса”, второй приказ от 19 мая 1941 г. о принятии на территориях Советского Союза строгих и решительных мер против большевистских агитаторов, партизан, саботажников и евреев, третий приказ от 6 июня 1941 г. известный как “приказ о комиссарах”. В этих документах подчеркивалось, что как гражданские, так и военные лица, подозреваемые во враждебных действиях, что автоматически включало коммунистов, политкомиссаров и евреев, подлежат расстрелу без суда и без следствия. Включение евреев в категорию врагов вместе с партизанами, саботажниками и т.д. означало смертный приговор советскому еврейству.

Директивы от 13 марта дали СС полную свободу действий на территории, находившейся под эгидой вермахта. Германская армия становилась соучастником военных преступлений и преступлений против человечества. Гейдрих, начальник Главного управления безопасности рейха и второе лицо после Гиммлера в иерархии СС, выпустил 2 июля 1941 года директиву, адресованную непосредственно высшим командирам СС, где говорилось однозначно, что на оккупированных территориях СССР им надлежит расстреливать партийных активистов, комиссаров и евреев.

Для выполнения поставленной задачи нацисты создали 4 оперативные группы - айнзацгруппы СС (Einsatzgruppen), подчиненные непосредственно Гейдриху. Каждая из них насчитывала от 500 до 900 солдат - всего 3000 человек. Подразделениями айнзацгрупп были оперативные команды –айнзацкоманды (Einsatzkommandos), по численности равные ротам. Из соображений секретности айнзацгруппы получали приказы по истреблению “врагов рейха” устно. В начале июля 1941 года четыре айнзацгруппы были сосредоточены в районе Прец в Саксонии. Гейдрих собрал командиров айнзацгрупп и айнзацкоманд, и сообщил им, что Гитлер приказал уничтожить на территории Советского Союза всех евреев и руководящий состав коммунистической партии, и что их задачей является выполнение данного приказа.

Статистические данные

Вопрос о соотношении общего числа евреев, остававшихся на оккупированных территориях СССР, и числа погибших среди них является сложным. Официальные советские данные о том, сколько граждан бежало или эвакуировалось внутрь Советского Союза до начала оккупации, и сколько среди них было евреев, отсутствуют. В условиях наступления хаоса, царившего в первые месяцы войны в западных районах Советского Союза, невозможно было составить точные данные об эвакуированных. Нет никаких данных о количестве беженцев и эвакуированных, погибших в пути от бомбежек немецкой авиации, от рук местных антисоветских и антисемитских элементов, которые нападали на отступающих красноармейцев и евреев-беженцев (особенно в Литве и Латвии), о тех, кто погиб под огнем передовых немецких частей. Поэтому статистические данные весьма приблизительны.

На территориях, аннексированных Советским Союзом в 1939-1940 годах, проживало значительное число евреев. В Литве, исключая Вильнюсский край -150000, в Латвии - 95000, в Эстонии - 5000, на Западной Украине и в Западной Белоруссии - 1270000, в Бессарабии и Северной Буковине - 325000, т.е. всего 1845000. Сюда следует добавить около 200000 евреев, бежавших в сентябре и в последующие месяцы до конца 1939 года из Польши, оккупированной немцами. Всего на аннексированных территориях проживало 2150000 евреев.

Из-за стремительного захвата этих земель немецкой армией лишь немногие евреи сумели бежать, эвакуироваться. Считается, что те, которым это удалось, составили около 10-12 процентов всего еврейского населения, проживавшего на аннексированных территориях. Но и из них не всем удалось достичь районов Советского Союза, не захваченных немецкими войсками, поскольку некоторые из территорий, на которых оказались бежавшие или эвакуированные евреи, были вскоре оккупированы. К числу бежавших надо добавить около 2-3 процентов тех, кто жил на аннексированных территориях и был изгнан или насильственно переселен вглубь страны еще до начала нацистского нашествия. Среди них были евреи-беженцы с захваченных немцами территорий Польши - не принявших или не получивших советского гражданства, и евреи, по советскому определению являвшиеся антисоветскими элементами, в том числе зажиточный слой, активисты сионистского движения, партии Бунд или же других партий. На основании этих данных 1750000-1800000 евреев, ранее проживавших на аннексированных территориях, оказались под властью немецких оккупантов.

На территории Советского Союза, в довоенных его границах, согласно переписи 1939 года, проживало 3020000 евреев. По некоторым данным, их было больше, ибо около 8-10 процентов евреев не записались евреями. Согласно переписи, на Украине проживало 1533000 евреев, в Белоруссии - 375000. В оккупированных областях РСФСР - включая Крым и Северный Кавказ - до войны проживало около 200000 евреев. Следовательно, не менее 210000 советских евреев проживало в районах, оккупированных позже немцами. Захваченные немцами территории, в прошлом являлись так называемой “чертой оседлости”, и там проживало более двух третей советских евреев. Нет точных данных о количестве евреев, спасшихся бегством или эвакуированных на восток до начала немецкой оккупации. Но на основании некоторых исследований известно, что из областей (в границах до 17 сентября 1939 года), захваченных немцами, удалось уйти примерно 1000000 - 1100000 евреям. В более восточных областях оккупация началась позже, у евреев было больше времени уехать или убежать еще дальше на восток, а у советских властей - чтоб эвакуировать больший процент населения, в том числе и еврейского. По этим данным, половине еврейского населения удалось эвакуироваться, но около 1000000-1100000 евреев этих районов попали под немецкую оккупацию. Численность всех евреев, проживавших на территориях СССР в границах на 22 июня 1941 года и оказавшихся на оккупированных территориях, не успевших бежать или эвакуироваться, составляла примерно 2750000-2900000 человек.

Немецкая администрация и управление на оккупированных территориях

Вторгшаяся в Советский Союз 22 июня 1941 года германская армия быстро продвигалась на восток. К зиме 1941 года она достигла на севере окраины Ленинграда, в центре - окрестностей Москвы, на юге оказалась восточнее линии Харьков – Ростов-на-Дону. Зимой 1941-42 года германские войска были отброшены назад на нескольких фронтах, главным образом в районе Москвы и Ростова–на-Дону. Весной и летом 1942 года они снова продвинулись вперед, в основном на Южном фронте, где достигли Сталинграда, и вторглись на Северный Кавказ. Это стало кульминацией немецкого наступления, после чего началось отступление. Почти все оккупированные территории Советского Союза были освобождены до конца лета 1944 года. На оккупированных территориях была установлена военная администрация - ортскомендатуры (городские комендатуры) и фельдкомендатуры (районные комендатуры). В августе-сентябре 1941 года военная администрация передала управление районами, расположенными далеко в тылу, в руки гражданской администрации. Во главе ее стоял Альфред Розенберг - министр оккупированных восточных территорий. Гражданская администрация была разделена на две административные единицы - рейхскомиссариат Украина во главе с Эрихом Кохом (Волынская и Полесская область и – позднее - районы Украины позади Днепра) и рейхскомиссариат Остланд во главе с Генрихом Лозе (Литва, Латвия, Эстония, западные районы Белоруссии, города Минск и Слуцк). Рейхскомиссариаты подразделялись на генерал-комиссариаты, во главе которых стоял генерал-комиссар. А те, в свою очередь - на гебитскомиссариаты с гебитскомиссаром во главе. Восточная Галиция с городом Львовом была присоединена к генерал-губернаторству Польши под началом Ганса Франка. В округе Белосток-Гродно была создана отдельная административная единица под названием “Генеральбельцирк Белосток” (“Генеральный округ Белосток), подчиненная гауляйтеру Восточной Пруссии Эриху Коху, занимавшему одновременно пост рейхскомиссара Украины.

Бессарабия и Северная Буковина, аннексированные Советским Союзом в конце июня 1940 года, были возвращены Румынии. Обширная зона между Днестром и Бугом, включая Одессу - так называемая Транснистрия - была так же передана под власть Румынии согласно немецко-румынскому договору от 30 августа 1941 года. Занятые немцами территории, находившиеся в прифронтовой полосе, оставались под властью военной администрации до конца оккупации. Это вся Белоруссия восточнее Минска и Слуцка, вся Украина восточнее Днепра (исключая Мелитопольский район) и все территории РСФСР, оккупированные немцами. В деревнях, городах и районах гражданские и военные немецкие власти назначили старост и бургормистров, выходцев из местного населения. В каждом районе и городе была создана полиция порядка - Ordnungsdienst, состоявшая из местных жителей, добровольно служивших немцам, и возглавляемая несколькими немецкими офицерами. Среди начальников районных и городских отделений полиции были также и местные жители. Эти отделения подчинялись непосредственно немецкой полиции порядка. В каждом районе было 300-500 местных полицейских. В больших городах полицейских было столько же. В прибалтийских республиках, в Белоруссии и на Украине были созданы, кроме того, подвижные полицейские батальоны. Часть служащих этих батальонов составляли бывшие военные, которые перешли на службу немцам.

В годы оккупации было сформировано 170 таких подвижных батальонов, состоявших из эстонцев, латышей, литовцев, украинцев, казаков, татар и лиц других национальностей. Они подчинялись немецкой полиции порядка и в некоторых случаях армии.

По немецким официальным данным, в рейхскомиссариате Остланд в октябре 1942 г. в полиции порядка служило 4428 немцев и 55562 местных жителя. На Украине и юге России в ноябре 1942 г. служило 10194 немца и 70759 местных жителей. (Кроме полицейских батальонов и служащих полиции порядка были созданы дивизии и корпуса из местных жителей, подчиненные армии, как власовские дивизии, дивизия СС “Галиция”, казачий корпус, эстонский и др. Но в акциях по истреблению евреев они обычно не принимали участия.)

Акции истребления: I период, 22 июня 1941 - зима 1941-1942 гг.

Истребление евреев на оккупированных территориях началось в день вторжения в СССР и не прекращалось до полного изгнания немецких захватчиков. Эти акции делились на три периода:

I. Период с 22 июня 1941 до зимы 1941-1942 года. За это время было уничтожено большинство евреев, проживавших в Литве, Латвии, Эстонии, Молдавии (Бессарабия и Северная Буковина) и почти все евреи Восточной Белоруссии, Восточной Украины и оккупированных районов РСФСР.

II. Второй период: с весны 1942 года до конца 1942 года, когда было уничтожено большинство евреев западных районов Украины и Белоруссии и южных районов РСФСР, оккупированных немцами летом 1942 года.

III. Третий период: с начала 1943 года до отступления немцев со всех оккупированных территорий. В этот период уничтожили всех оставшихся евреев. Последние убийства были приурочены к началу немецкого отступления.

Вместе с передовыми частями немецкой армии вглубь СССР продвигались и оперативные группы СС. Группа А действовала в прибалтийских республиках и двигалась в направлении Ленинграда; группа В действовала в Белоруссии и на московском направлении: группа С - на Украине и на киевском направлении: группа D - в Молдавии и на Южной Украине, вдоль побережья Черного Моря, в направлении Крыма и Кавказа.

Дополнительно к айнзацгруппам для “очистки” территорий и уничтожения евреев направлялись отдельные бригады “Ваффен СС” (Waffen SS), действовавшие в районе Полесских болот и в Южной Белоруссии. В каждую из тыловых зон немецких фронтов: “Север” (Nord), “Центр” (Mitte), “Юг” (Süe) был назначен “Главный начальник СС и полиции“. Под его общим командованием находились части “Ваффен СС“, айнзацгруппы, бригада немецкой полиции порядка и полицейские части-добровольцы из местного населения. Все они принимали участие в истреблении евреев.

На всех оккупированных территориях в уничтожении евреев вместе с оперативными группами и другими соединениями СС принимали участие многочисленные пособники из коренного населения. Это сотрудничество приобрело особенные масштабы в Литве, Латвии, Эстонии, Молдавии, а также на Западной Украине.

В некоторых оккупированных районах находились местные жители, которые добровольно служили в рядах оперативных групп СС (айнзацгрупп). Так, в рядах айнзацкоманды 10-а, которая входила в состав айнзацгруппы-D и действовала в 1942 году на юге России (Ростов–на-Дону, Краснодар), а позднее - в Белоруссии и Польше, были соединения из местных жителей, участвовавшие в расстрелах евреев, других мирных граждан и партизан. Они также обслуживали газовые автомашины, так называемые “душегубки”, в которых отравляли людей. Немалое количество местных жителей служило и в других айнзацгруппах.

Кем были эти местные пособники нацистов? Прежде всего, антисемиты, фашисты, крайние националисты и предатели различных мастей. Попадались среди них и подонки общества, и просто мародеры, чьей целью был грабеж еврейского имущества, захват еврейских квартир. В первые же дни оккупации погромщики убили тысячи евреев и разграбили их имущество, и первая волна погромов прошла до массового и организованного истребления евреев оперативными группами СС.

В Каунасе (Ковно) 25-26 июня 1941 года литовские фашисты убили 1500 евреев, сожгли десятки еврейских домов и синагог. Еще 2300 евреев было убито в течение нескольких следующих дней. Во Львове украинские фашисты между 30 июня и 3 июля 1941 года убили 4000 евреев. Такие же погромы прокатились в первые дни оккупации по Риге и другим городам Латвии, Литвы и Западной Украины. В некоторых районах, главным образом в местечках и деревнях, убийство евреев совершалось полицией и добровольцами почти без участия немцев. Они вылавливали пытающихся спастись евреев. Без активной помощи тысяч добровольцев немецкие власти не смогли бы разыскать, опознать и уничтожить всех евреев на оккупированных территориях.

Применяемый айнзацгруппами СС метод массовых убийств заключался в следующем: евреев выводили из жилищ, подвозили к заранее приготовленным ямам или противотанковым рвам. Затем их расставляли группами вдоль ям и расстреливали, а ямы присыпали землей. Случалось, копать ямы принуждали самих евреев. На Восточной Украине, в Восточной Белоруссии и других оккупированных гитлеровцами районах применяли также и душегубки.

Командир айнзацгруппы-D Отто Олендорф так описывал на процессе в Нюрнберге метод действия своего подразделения:

“Часть входила в деревню или город. Приказывали старостам собрать всех евреев для переселения. Евреев просили оставить у командиров подразделения драгоценные вещи. Перед расстрелом приказывали снять верхнюю одежду. Мужчин, женщин и детей вели к месту экзекуции, которым в большинстве случаев являлся находившийся поблизости противотанковый ров... Командир части или люди, специально для этого уполномоченные, были обязаны добивать уцелевших...”

Продвигаясь вперед, айнзацгруппы оставляли за собой “долины смерти” - братские могилы: в Румбуле под Ригой, в Девятом форте в Каунасе, в Понарах около Вильнюса, в Малом Тростянце возле Минска, в Бабьем Яру в Киеве, в Дробицком Яру под Харьковом и во многих других местах Советского Союза, по которым прошла немецкая армия.

Айнзацгруппа-А действовала на территории Литвы, Латвии и Эстонии. Когда военная администрация передала управление этими территориями гражданской администрации, айнзацгруппа-А начала одновременно выполнять функции службы безопасности и СД.

В Литве (включая Вильнюсский край) под властью фашистов оказалось 220000- 225000 евреев. В маленьких городах евреев уничтожали в ходе одной акции. В больших городах акции обычно затягивались на несколько месяцев. В Вильнюсе к началу немецкой оккупации было 57000 евреев. В июле 1941 года, в первый месяц оккупации, погибло примерно 5500 мужчин. В период создания гетто в Вильнюсе, с 31 августа по 6 сентября 1941 года, были проведены две акции, во время которых было убито 10000-12000 евреев - мужчин, женщин и детей. В следующих акциях, между 15 сентября и 22 декабря 1941 года – около 17000-18000.

Убийство евреев Вильнюса происходило в Понарах, в 12 километров от города. После акций, к концу декабря 1941 года, в Вильнюсском гетто осталось не более 20000 евреев. В Каунасе проживало около 36000 евреев, из них 18000 расстреляны в июле-конце октября 1941 года в Седьмом и Девятом фортах. Только 29 октября 1941 года было расстреляно 9000 человек. После всех этих акций в Каунасском гетто осталось менее 17000 евреев. В Шауляйском гетто осталось 5000 евреев, в Швенчёнском гетто - около 500. Все остальные общины Литвы до конца 1941 года были уничтожены.

На территории Латвии к приходу немцев оставалось свыше 75000 евреев. 68000 из них немцы уничтожили до конца декабря 1941 года. В июле 1941 года в Риге было убито около 5000 мужчин-евреев. 25 октября 1941 года в Риге было создано гетто, в него загнали 30000 евреев. В течение двух акций - 30 ноября и 7-9 декабря, в лесу в Румбуле, в 16 километрах от города, было расстреляно 25000-28000 евреев из Рижского гетто: число уцелевших, таким образом, составляло менее 5000.

В Даугавпилсе (Двинск) в гетто заключили 14000-16000 евреев из города и соседних местечек. Почти все они были уничтожены в акциях 8 августа, 18-19 августа, 7-9 ноября: в гетто осталось около 1000 евреев. В городе Лиепае осталось под оккупацией 7000 евреев, из которых к концу декабря немцы оставили в живых около 1000 человек, остальные были расстреляны в ходе ряда акций. Во всех остальных городах и деревнях Латвии евреи уничтожены полностью.

В Эстонии оставалось около 2000 евреев. Почти всех мужчин немцы и их эстонские пособники расстреляли в первые недели оккупации. Оставшихся евреев (около 1000 человек - в основном женщины, дети и старики) заключили в лагерь Харку под Таллинном. Часть из них была убита в Харку, а около 500 человек – депортированы в конце 1941 года в город Псков, где их расстреляли. В Западной Белоруссии и на Западной Украине в первый период оккупации фашисты уничтожили десятки тысяч евреев. В Западной Белоруссии, где действовала айнзацгруппа-B, было убито не менее 50000 евреев, в основном мужчин.

В городе Пинске (Полесье) из проживающих там примерно 20000 евреев в течение трех дней (5-7 августа 1941 года) было убито около 4500 евреев-мужчин. В Брест-Литовске, где проживало около 21000 евреев, в первые недели оккупации было убито около 5000 мужчин. 8 декабря 1941 года была проведена акция в Новогрудке, где из 7000 евреев погибло 4500 человек.

Из Минска, оккупированного немцами 30 июня 1941 года, лишь немногим евреям удалось бежать или эвакуироваться. В городе оставалось около 100000 евреев, которых 25 июля 1941 года, вместе с евреями из соседних местечек, загнали в гетто. Акции уничтожения еврейского населения в Минске продолжались почти все время оккупации. В течение августа было расстреляно 5000 евреев, в основном мужчин: к годовщине Октябрьской революции, 7 ноября - 12000 евреев, 20 ноября - еще 7000. Местом расстрела служила деревня Тучинка, неподалеку от города. 2 марта 1941 года - еще 5000 жертв: часть из них убита на территории гетто, а часть расстреляна на улице Ратомска.

На Западной Украине действовала айнзацгруппа-С. В городе Луцке (Волынь) 4 июля 1942 года было убито 3000 мужчин. В городе Ровно (Волынь), где жило около 28000 евреев, за 6-8 ноября 1941 года, было уничтожено примерно 21000-23000 евреев. Массовые убийства евреев произошли и в других городах Западной Украины.

В июле 1941 года из Закарпатской Украины, которая находилась под властью Венгрии, в Каменец-Подольскую область на Украине было изгнано 18500 евреев. Большинство из них - беженцы из Польши, Германии и других стран: венгерские власти считали их иностранцами. В конце августа 1941 года 14000 человек из них были расстреляны айнзацгруппой-D и украинской полицией около Каменец–Подольского.

Уже во время боев на территории Бессарабии и Северной Буковины и с началом оккупации этих районов немецкими и румынскими войсками они приступили к массовому истреблению евреев. Румынские военные и жандармские части при содействии айнзацгруппы-D и местных жителей в течение июля–августа 1941 года уничтожили около 150000 евреев, что составляло половину довоенного местного еврейского населения.

Геноцид сопровождался актами насилия и грабежа, уцелевших заключали в гетто и лагеря. Гетто были в Черновцах, Кишиневе и других городах.

В сентябре-октябре 1941 года началось массовое изгнание оставшихся в живых евреев из Бессарабии, Северной и Южной Буковины и района Дорохой в Транснистрию. До конца 1941 года их число достигло почти 120000. Около 20000-25000 изгнанников не дошли до Транснистрии.

Они умирали из-за нечеловеческих условий в дороге, тонули на переправах через Днестр, погибали от пуль румынских охранников. 100000 евреев, дошедших до Транснистрии, в большинстве своем были размещены в гетто и лагерях северной и центральной Транснистрии. В Бессарабии оставалось всего несколько сотен евреев, в Буковине и Черновцах к концу 1941 года – около 20000. В Транснистрии, куда их переселяли из Бессарабии и Буковины, до войны проживало приблизительно 300000 евреев.

Из этих районов Украины, по некоторым данным, около 185000 евреев не успели эвакуироваться и остались на оккупированной территории. 90000 из них были одесскими евреями.

С первых дней оккупации, в июле-августе 1941 года, айнзацгруппа-D начала истребление местных евреев на территории Транснистрии.

Одесса была оккупирована немецкими войсками 16 октября 1941 года. На следующий день, 17 октября, было арестовано и расстреляно 3000-4000 мужчин-евреев. 22 октября, 1941 года, под вечер, была взорвана заранее приготовленными минами румынская комендатура города, при взрыве погибло 66 немецких и румынских офицеров и солдат. Румынское командование ответило террором. В течение трех последующих дней – с 23 по 25 октября – румынские солдаты расстреляли, сожгли заживо около 35000 одесских евреев.

Часть из них убили в парке возле порта, часть - под деревней Дальник, недалеко от города. Оставшиеся в живых евреи Одессы и близлежащих районов были изгнаны и заключены в лагеря в районе Голта (ныне Первомайск) и на западном берегу Буга, но ненадолго: в лагере Богдановка 21-31 декабря 1941 года было уничтожено около 50000 местных евреев. В лагерях Доманевка и Березовка в течение января-февраля 1942 года – почти 20000. В течение марта-мая 1942 года еще 3225 евреев. Все эти данные основаны на рапортах немецкой жандармерии.

Большинство акций по уничтожению проводилось частями СС, состоявшими частично из местных немецких добровольцев (фольксдойче), живших в районах Транснистрии. Вместе с немцами в акциях по уничтожению участвовали румынская жандармерия и украинская полиция. Местные евреи, оставшиеся в живых после акций, смешались в различных лагерях и гетто с изгнанными из Бессарабии и Буковины. Их ожидала одна судьба: тысячи погибли от голода, болезней, холода, тяжелых каторжных работ и издевательств в Транснистрии.

Айнзацгруппы B, C и D, продвигавшиеся на восток, оставляли за собой, особенно в западных районах Украины и Белоруссии, евреев, до которых еще не добрались каратели. Айнзацгруппа-А действовала в течение всего периода оккупации на территории Литвы, Латвии и Эстонии; на ее счету уничтожение более 80 процентов из 300000 евреев прибалтийских республик в основном в первый период оккупации, до зимы 1941-1942 гг. В то же время из миллиона евреев Западной Белоруссии и Западной Украины погибло около 15-20 процентов.

Это связано с тем, что в части Западной Украины, присоединенной к генерал губернаторству Польши, массовое истребление евреев началось только весной 1942 года.

Преступления немецкой армии против евреев

Немецкая армия и военная администрация, созданная на захваченных территориях согласно приказам верховного командования армии, проводили антиеврейскую политику и оказывали оперативным группам СС помощь в их действиях, в том числе против евреев. В каждом захваченном городе или местечке военные власти в первые же дни оккупации издавали приказы, обязывающие евреев регистрироваться и носить желтую нашивку, с тем, чтобы они отличались от остального населения. Параллельно с этим военные власти создавали юденраты (еврейские советы), которые руководили еврейскими общинами и гетто. За выполнение немецких приказов члены юденратов отвечали головой.

Военные власти издавали приказы об обязательных принудительных работах для евреев, они изолировали евреев в обнесенных колючей проволокой гетто, которые охранялись вооруженными патрулями. Таким образом, военные власти способствовали айнзацгруппам СС в их преступной деятельности.

Военный комендант Минска издал приказ о заключении евреев города в гетто 20 июля 1941 года, военный комендант Витебска издал такой же приказ в конце июля - начале августа 1941 года, военный комендант Харькова - 14 декабря 1941 года. Так происходило во многих городах. И всегда заключение в гетто было этапом, предшествовавшим уничтожению, которое следовало после переселения за колючую проволоку. В некоторых местах приказы о явке евреев на определенные пункты (якобы для высылки или направления на работу, на самом деле для поголовной ликвидации) издавались немецкой городской или районной военной администрацией. Имели место случаи, когда военная администрация требовала от айнзацгрупп ускорить уничтожение евреев, ибо рассматривала их как элемент, угрожающий безопасности, и как лишнюю экономическую нагрузку.

Так было в Симферополе, Джанкое в Крыму и во многих других местах. Военная администрация отправляла армейские части для охраны евреев, высылаемых к месту уничтожения. Сам акт уничтожения выполнялся обычно солдатами из айнзацгрупп СС, солдатами “Ваффен СС”, служащими СД и местными полицейскими. Так, например, в начале августа 1941 года генерал Зальмут, командир 30-го армейского корпуса, приказал убить всех евреев города Кодыма (Украина), использовав для этого айнзацкоманду 10-а и 300 подчиненных ему солдат.

Командиры айнзацгрупп СС неоднократно подчеркивали в своих рапортах помощь и содействие армии и военной администрации в истреблении евреев. Все снабжение и техническое обслуживание оперативных групп СС обеспечивалось армией на основе директив верховного командования вермахта от 13 марта 1941 года, без этой армейской помощи оперативные группы СС не могли бы действовать. На территории, находившейся под управлением немецкой военной администрации, почти все евреи были уничтожены в первые месяцы оккупации, до конца 1941 года. В Могилеве (Восточная Белоруссия) в течение сентября-октября 1941 года было убито около 10000 евреев; в Витебске со 2 по 12 октября, с 6 по 8 ноября и 19 декабря – до 20000 евреев (большинство из них - возле деревни Церковщина); 7 ноября под деревней Киселевич было убито почти 20000 евреев Бобруйска; 20 октября было убито почти 8000 евреев Борисова. В Полоцке было убито в декабре 7000 евреев; в Бабьем Яре (Киев) 29-30 сентября 33771 еврей и в последующие дни еще несколько десятков тысяч; в городе Бердичеве, вблизи аэродрома, 15 сентября было убито 12000 евреев; во второй половине сентября в городах Херсоне и Николаеве - 22464 еврея; 13 октября в Днепропетровске – 11000 евреев; в Мариуполе 20-30 октября было убито 8000 евреев; в Кременчуге с 28 октября до 7 ноября было убито 7000-8000 евреев; в Дробицком Яре в Харькове 26 декабря - около 15000 евреев; в Симферополе и в Западном Крыму, в течение месяца, с 16 ноября по 15 декабря 1941 года - более 20000 евреев, из них – 2500 евреев-крымчаков. Приведенные данные охватывают лишь часть погибших за этот период.

В некоторых городах военная администрация какое-то время сохраняла небольшие группы евреев - иногда десятки, иногда сотни специалистов, выполнявших для немцев определенные работы. Их содержали в трудовых лагерях и тюрьмах, где они подвергались издевательствам, страдали от голода и болезней.

Немецкая армия разделяет с СС всю ответственность за истребление проживавшего на оккупированных территориях Советского Союза еврейского населения.

Потребность в рабочей силе

К концу 1941 года часть немецких властей на оккупированных территориях поняла, что до наступления зимы война не закончится, Москву, как рассчитывали и загадывали, захватить не удастся, а значит - необходимо готовиться к продолжительной войне. Перед немцами встала задача организации тыла с целью обеспечения нужд военного хозяйства, для чего потребовались рабочая сила и специалисты.

Учитывая это, немецкая гражданская администрация в ряде мест, при сопротивлении со стороны СС, приняла решение замедлить уничтожение евреев в подвластных ей районах, сохранив в отдельных местах гетто и трудовые лагеря. В некоторых городах командование армейского тыла, ответственное за снабжение, требовало временно прекратить ликвидацию евреев, работающих на заводах, в мастерских и на других объектах, продукция которых была важна для военных целей. В результате были сохранены гетто и в таких больших городах как Рига, Вильнюс, Каунас, Барановичи, Минск и в других, меньших, где на нужды немецкой военной экономики работало множество евреев.

Большинство этих гетто находилось на территориях, присоединенных к Советскому Союзу в 1939-1940 годах. Из гетто, находившихся в крупных городах, Минское гетто было единственным, расположенным на оккупированной немцами территории, бывшей до начала Второй мировой войны в границах СССР. Сохранению Минского гетто способствовало то обстоятельство, что этот город был подчинен гражданской администрации Остланда. Судьба его была такой же, как судьба остальных гетто под этим управлением.

На территориях, подвластной военной администрации, айнзацгруппы СС пользовались полной свободой действия, и там не играли роли никакие экономические соображения и потребность в еврейской рабочей силе. На этих территориях продолжались тотальное уничтожение евреев. Когда немецкая военная администрация в конце 1941 - начале 1942 годов передала часть территории Восточной Украины под руководство гражданской администрации, айнзацгруппами СС там были уничтожены почти все евреи Житомирской, Николаевской, Днепропетровской и Мелитопольской областей.

Акции истребления: II период, весна 1942 - конец 1942 года

Первые месяцы 1942 года были относительно “спокойными” - акции по истреблению евреев продолжались в меньшем масштабе, чем во второй половине 1941 года. Основной причиной этого были условия тяжелой зимы, когда стало трудно выкапывать ямы для погребения жертв. Весной 1942 года массовое истребление евреев возобновилось. Главным образом - в районах Западной Белоруссии и Западной Украины, где в первый период большинство евреев не было уничтожено. Потребность в рабочей силе, продлившая существование крупных гетто, созданных в конце 1941 года в Вильнюсе, Каунасе, Минске и ряде других мест, не препятствовала уничтожению многочисленных гетто в других районах. Это было одним из противоречий, свойственнях деятельности немецкой администрации на оккупированных территориях: часть администрации нуждалась в рабочей силе и искала ее, так как труд был принудительный и не оплачивался, а другая часть немецкой администрации, главным образом органы СС, уничтожала рабочую силу.

До зимы 1942 года были убиты сотни тысяч евреев, проживавших в Западной Белоруссии и на Западной Украине. Немецкий владыка Западной Белоруссии и города Минска, генерал-комиссар Вильгельм Кубе, 31 июля доносил рейхскомиссару Остланда Лозе, что за последние десять недель в Белоруссии ликвидированы около 55000 евреев, и что большинство оставшихся еще в генерал–комиссариате евреев будут уничтожены в последующие месяцы.

Истребление евреев в генерал–комиссариате Белоруссии продолжалось до зимы 1942 года. Было уничтожено большинство живших там евреев. Только в областных городах остались небольшие гетто или рабочие лагеря.

Город Гродно и близкие к нему районы (в нынешних границах СССР) относились во время оккупации к “Генеральбецирк Белосток”. С ноября 1942 года до января 1943 года 30000 евреев, проживавших в этих районах, были высланы в лагеря смерти Треблинку и Освенцим. Некоторые сначала находились в пересыльных лагерях Волковыска и Колбасина, но часть евреев была транспортирована прямо в лагеря смерти.

Массовое истребление евреев производилось в эти месяцы и в районах Полесья, присоединенных к рейхскомиссариату Украина. С 29 октября по 1 ноября 1942 года в городе Пинске было расстреляно около 17000 евреев, а гетто ликвидировано. С 15 по 18 октября 1942 года было уничтожено гетто города Брест-Литовска, а его жители расстреляны.

В районах, находившихся под властью гражданской администрации, в уничтожении евреев во второй период участвовало очень много местных полицейских. Айнзацгруппы СС (кроме айнзацгруппы–А) действовали в это время на востоке, вблизи линии фронта, в районах подвластных военной администрации, и расстрелы евреев в районах, находившихся под властью гражданской администрации, проводились в большинстве случаев местной полицией.

Гетто города Смоленска, в котором находилось еще около 2000 евреев, было ликвидировано 15 июля 1942 года. Это было последнее гетто, находившееся под управлением военной администрации. В некоторых городах оставались еще трудовые лагеря, где находились десятки, а иногда и сотни специалистов.

В 1942 году немецкая армия, захватив территории на юге России и в Крыму, немедленно уничтожила местных евреев, а также беженцев из западных районов, не успевших эвакуироваться. Приказом военного коменданта города Кисловодска от 9 сентября 1942 года 2000 евреев были вывезены поездом на станцию Минеральные Воды и расстреляны. Там же ликвидировали доставленных поездами евреев Пятигорска и Ессентуков. Всего в Минеральных Водах было убито 6000 евреев. В Ростове–на-Дону, захваченном немцами вторично в конце июля 1942 года, уже 11 августа 1942 года было уничтожено все еврейское население города. По данным горсовета, за время оккупации, по 13 февраля 1943 года, в Ростове–на–Дону было убито 15000-16000 евреев. После 11 августа 1942 года немцы при ликвидации ростовских евреев иногда применяли душегубки.

Евреи Ставрополя были убиты 15 августа 1942 года. Керчь была оккупирована 15 мая 1942 года, и спустя несколько дней было расстреляно около 2000 евреев. В Крыму немцы убивали не только евреев, но и крымчаков, которых отождествляли с евреями, однако не трогали караимов, полагая, что по расовому происхождению они неевреи. На Северном Кавказе пострадали лишь немногие из проживавших там горских евреев, ибо оккупация продолжалась считанные месяцы. Немцы колебались, считать ли горских евреев с расовой точки зрения евреями, но прежде чем пришли к решению, были изгнаны из этого района советской армией.

Уничтожение евреев других стран на оккупированных территориях СССР

Первые евреи, привезенные из других стран и уничтоженные немцами на оккупированных территориях Советского Союза, были из Венгрии. В августе 1941 года 14000 евреев, депортированных венгерскими властями в район Каменец-Подольского на Украине, были расстреляны там немцами.

Руководители фашисткой Германии планировали организовать на территории СССР уничтожение - помимо евреев Советского Союза - евреев Германии, Австрии и Протектората Богемии и Моравии (Чехия). Они хотели, чтобы территория Германии была полностью “очищена” от евреев - стала “юденфрай”. С этой целью они решили в сентябре–октябре 1941 года депортировать евреев этих стран в рейхскомиссариат Остланд - в Каунас, Минск и Ригу - и ликвидировать их вместе с остальными евреями. К тому времени еще не были введены в действие лагеря смерти Освенцим, Треблинка и другие, и физическое уничтожение евреев происходило только на оккупированной территории СССР.

Приказ о депортации евреев из Третьего рейха был получен в штабе рейхскомиссариата Остланд в Риге 7 ноября 1941 года. В приказе было написано, что из Третьего рейха будет депортировано 50000 евреев, половина будет направляться в Минск, половина - в Ригу. Депортация будет проводиться в специальных транспортах, по 1000 евреев в каждом.

С ноября 1941 года по октябрь 1942 года в Минск депортировали более 35000 евреев из Третьего рейха. Часть евреев поместили в Минское гетто, отдельно от местных евреев, и там их ликвидировали за короткое время. Оставшиеся даже не добрались до Минского гетто: они были доставлены в Малый Тростянец и там убиты, неопределенное число эшелонов с евреями из Германии было доставлено в Девятый форт (Каунас) и там расстреляно.

В Ригу с конца декабря 1941 года до весны 1942 года прибыло около 25000 евреев. Часть поместили в Рижское гетто, опустевшее после расстрелов местных евреев в конце ноября - начале декабря 1941 года, часть была доставлена прямо в Румбулу и там расстреляна.

Иностранные евреи, находясь в гетто Риги и Минска, жили там изолированно от местных евреев, в так называемых “германских гетто”.

Смертность среди них была выше, ибо они были менее приспособлены к тяжелым условиям жизни в гетто. Без знаний языка, без связей, им было трудней продавать вещи или обменивать на продукты у населения. Оставшаяся часть этих евреев, которая не умерла от голода или болезней, была уничтожена вместе с местными евреями. Лишь единицы из евреев Германии и других стран, доставленные в гетто Минска и Риги, пережили войну.

Летом 1942 года, во время ликвидации Варшавского гетто, примерно 3000 – 4000 мужчин–узников этого гетто были депортированы в Лесной лагерь, расположенный в лесу около города Бобруйска. Этот лагерь являлся базой снабжения СС. Евреи были туда доставлены из Варшавы до станции Бобруйск поездами, а оттуда машинами в лагерь. В лагере польские евреи содержались отдельно, в месте, обнесенном колючей проволокой. Условия работы были каторжные. Весной 1943 года в лагере начались расстрелы, к концу лета – началу осени 1943 года все находившиеся в лагере евреи были расстреляны. Местом расстрелов были ямы, вырытые вдоль железнодорожной линии Бобруйск - Минск.

Около 40000-42000 венгерских евреев были посланы на принудительные работы в составе “рабочих батальонов”, существовавших при венгерской армии на оккупированных территориях СССР. Евреи работали там на строительстве дорог и оборонных сооружений, а также использовались при разминировании минных полей без миноискателей. Большинство из них погибло от голода и болезней или подорвалось на минах. Многие из них были расстреляны немецкими или венгерскими солдатами. Мало кому из этих “рабочих батальонов” удалось остаться в живых. Часть из них попала в советский плен, и оставшихся в живых освободили только через несколько лет после войны.

Смешанные браки, дети от смешанных браков

На советской территории оккупационные немецкие власти считали евреями и уничтожали тех, у кого один из родителей - еврей. Детей, родившихся от смешанных браков, силой отбирали у матерей – русских, украинок, белорусок и т.д. – и вели к ямам смерти. Случалось, отец-еврей был на фронте и не ведал о судьбе своих детей. Отношение к лицам, родившимся от смешанных браков, на оккупированных землях было более жестоким, чем в самой Германии, где они подвергались преследованиям, но не подлежали отправке в лагеря смерти.

Это объясняется пренебрежением и враждебностью немцев к другим народам; особенно они неистовствовали, сталкиваясь со случаем смешения славянской и еврейской крови. Было немало случаев, когда нееврейских матерей расстреливали вместе с детьми.

В городе Климовичи Могилевской области все еврейское население было расстреляно еще в ноябре 1941 года. В апреле 1943 года была проведена акция против детей, родившихся от смешанных браков. Русских матерей с детьми арестовали и бросили в тюрьму.

12 апреля в Климовичах были расстреляны все дети от смешанных браков, все цыганки и несколько русских женщин–матерей. То, что произошло в Климовичах, имело место и в других городах и местечках.

Борьба евреев за существование и местное население

В гетто и лагерях, временно сохраненных для удовлетворения потребности в рабочей силе, продолжалась жизнь под сенью смерти, которая могла наступить в любой момент. Жизнь складывалась из повседневных страданий: голода, болезней, принудительных работ и издевательств. Не прекращались акции, в ходе которых расстреливали прежде всего нетрудоспособных: детей, стариков, больных.

Евреи гетто под руководством юденратов и общественных организаций (в том числе подпольных) боролись за свою жизнь и человеческое достоинство. В войне против голода организовывали нелегальную переброску продовольствия в гетто, социальную помощь, столовые. Многие жители гетто заплатили жизнью за нелегальную доставку продовольствия и деятельность, запрещенную немцами.

Борясь против болезней и эпидемий, врачи старались следить за санитарным состоянием гетто и лагерей, организовывали медицинскую службу и подпольные больницы. За колючей проволокой не забывали о воспитании детей, о культурной и религиозной жизни. В некоторых гетто были созданы подпольные архивы, целью которых было сохранение для будущих поколений документов и свидетельств о злодеяниях немцев, местных фашистов и предателей.

Евреи, обреченные гитлеровцами на полное истребление, пытались бежать из гетто и лагерей, искали пути спасения. Но таких путей было немного, и тут все зависело от местного населения. Еврей, чтобы избежать смерти, должен был скрывать свою национальную принадлежность. Он нуждался в документах – удостоверении личности, паспорте, метрическом свидетельстве, - доказывающих, что он – нееврей. Кроме того, он нуждался в средствах существования, жилье и работе. Нужна была помощь местного населения и было необходимо, чтобы местные жители, которым было проще, чем немцам, опознавать евреев, не выдавали их ни оккупантам, ни местной полиции.

Другой вариант спасения - укрыться у неевреев. Для этого необходимо было найти людей, в квартире которых или поблизости от нее можно было устроить тайник. Место должно было быть скрытым от глаз не только немцев и полиции, но и соседей. Укрытия подобного рода легче было сделать в деревне, чем в городе.

Там можно было соорудить тайник в хозяйственных пристройках, кроме того на селе или на хуторе в одном доме живет только одна семья, ближайшие соседи находятся хотя бы в некотором отдалении. В деревнях почти не было немецких и полицейских частей, и это облегчало возможность найти убежище. Местные жители, прятавшие евреев, снабжали их продуктами, что было нелегко и небезопасно в военное время. На оккупированных территориях Советского Союза не существовало организованной помощи евреям со стороны антифашистского или какого-нибудь другого подполья. Такая помощь, хотя и в небольших размерах, существовала в некоторых странах Западной Европы и в польском подполье, где была организована маленькая группа под названием “Жегота”, цель которой состояла в помощи скрывавшимся евреям. Отсутствие организованной помощи на территории СССР объясняется целым рядом причин. На оккупированных территориях Советского Союза антифашистское подполье было слабее и действовало в условиях более тяжелого немецкого террора, чем в западноевропейских странах и в Польше.

Случались провалы и массовые аресты его лидеров и участников. Насколько известно, как со стороны советского правительства, так и со стороны коммунистической партии не было ни одного обращения к подпольным организациям или местному населению оккупированных территорий, призывавшего оказать помощь советским гражданам–евреям, жертвам фашистской политики тотального уничтожения. Это не прозвучало по радио, не содержалось в листовках, сбрасываемых на оккупированные территории с самолетов. Насколько известно, Сталин и советское правительство во время войны никогда не обсуждали трагическую судьбу евреев на оккупированных территориях. Когда в нотах Молотова иностранным правительствам говорилось об уничтожении евреев и немецком терроре против нееврейского населения в период фашисткой оккупации, это делалось лишь в пропагандистских целях, а не являлось выражением подлинной озабоченности данным вопросом. Но везде, на всех оккупированных территориях, находились люди, помогавшие евреям по собственной инициативе. Однако это были только одиночки. Они рисковали своей жизнью и жизнью своих семей. На всех оккупированных территориях таких было сотни, может быть и несколько тысяч. Большинство же местного населения занимало позицию стороннего наблюдателя. Часть его относилась с равнодушием к судьбам своих бывших соседей, обреченных на смерть. Мотивы такого отношения были различны: страх перед немецкими репрессиями, антисемитизм, корысть и прочее.

Число евреев, оказавшихся на оккупированных территориях и спасшихся с помощью местного населения, незначительно. Нет и приблизительных данных о количестве спасенных евреев. Но можно считать, что их было меньше одного процента от всего числа евреев, оказавшихся под немецкой оккупацией. Случалось что евреев, состоящих в смешанных браках, спасали нееврейские родственники.

Еврейские партизаны и подпольщики

Заключенные в гетто и лагеря евреи не ограничивались пассивным сопротивлением. Они создавали подпольные организации, целью которых было вооруженное сопротивление нацистам и, насколько возможно, спасение евреев.

Подполье организовалось уже в первые месяцы оккупации. Инициаторами подпольной деятельности в большинстве гетто в районах, аннексированных Советским Союзом в 1939-1940 годах, были участники молодежного сионистского движения. В гетто Минска инициатива шла от коммунистических активистов. Во многих гетто были созданы подпольные организации, в которых состояли сотни бойцов.

Оружие подпольщики приобретали у местного населения, воровали на немецких оружейных складах. Самодельные гранаты, кинжалы и некоторые другие виды оружия производились прямо в гетто. Подпольная деятельность в нем была трудна и опасна. Она порождала опасность для всех жителей гетто, ставило под угрозу само его существование. Обнаружение вооруженного подполья могло повлечь за собой ускоренную ликвидацию гетто немцами. В некоторых гетто, особенно в Вильнюсском, целью подпольных организаций было восстание и бегство в леса. Но в большинстве гетто, в Минске, Каунасе и местечках, целью подпольных организаций было организовать вооруженные группы, уйти в леса и вести оттуда борьбу.

Участники подполья должны были опасаться находившихся в гетто доносчиков. Вооруженные столкновения между подпольщиками и немецкой полицией происходили в гетто Вильнюса, Лахвы, Тучина и других местах, чаще всего при проведении операции по ликвидации гетто. Тысячи молодых людей уходили из гетто, создавая в лесах еврейские партизанские отряды или присоединяясь к советским партизанам. Крупные объединения еврейских партизан находились в Западной Белоруссии. В лесах Нарочи воевали партизаны – евреи, бежавшие из близлежащих местечек Северо–Западной Белоруссии. В лесах Налибока действовали еврейские партизанские отряды. Там размещались также еврейские семейные лагеря, где собрались евреи, беженцы из Минского гетто, жители городов и местечек Юго-Западной Белоруссии, под командованием Тувии Бельского и Шолома Зорина. В этих лагерях находились сотни людей, среди них – женщины и дети. В Рудницких лесах, южнее Вильнюса, были еврейские партизанские отряды. Это были евреи–подпольщики из гетто Вильнюса и Каунаса и других мест. В лесах Полесья, Волыни и в более восточных районах оккупированных территорий также действовали евреи–партизаны.

В оккупированных районах Советского Союза сражалось приблизительно 25000 – 30000 еврейских партизан. Лес, где действовали еврейские вооруженные отряды и где находились также невооруженные евреи, бежавшие из гетто, не был дружелюбным. В 1942 году в некоторых лесах хозяйничали группы и банды, которые до того, как организованное советское партизанское движение подчинило их себе, убивали немало евреев, не забывая подобрать их одежду и оружие.

Командование советского партизанского движения было против существования отдельных партизанских еврейских отрядов, так как советское партизанское движение организовывалось в республиканских рамках (украинское, белорусское, литовское и т.д.). Еврейские партизанские отряды расформировывали, а евреев распределяли по нееврейским отрядам. Это часто сопровождалось изъятием оружия, без включения евреев в нееврейские отряды. Их оставляли невооруженными на произвол жестокой судьбы. Так было в лесах Нарочи и других местах Западной Белоруссии. В некоторых районах Западной Белоруссии, где действовали польские партизаны из Армии Крайовой, немало евреев пало от пуль фашистских группировок, находившихся среди них. В лесах Западной Украины украинские националисты, принадлежащие к УПА (Украинская Повстанческая Армия) и к другим группировкам, уничтожали евреев.

Причиной этих убийств были антисемитизм и отношение к евреям как к просоветскому элементу. С другой стороны, в отдельных районах Восточной Белоруссии, особенно в районе Суража, советские партизаны спасли сотни евреев, переправляя их через линию фронта на восток.

Немало евреев партизан отличилось в борьбе против немцев и их пособников. Они нападали на фашистские опорные пункты, полицейские участки, минировали транспортные пути противника и взрывали поезда, отправлявшиеся на фронт.

Тысячи евреев заплатили жизнью за подпольную деятельность во время восстаний в гетто, в партизанских боях. Они внесли вклад в разгром гитлеровской Германии и изгнание врага с территории СССР, вписали яркую страницу в историю борьбы советских людей и еврейского народа против немецких захватчиков.

Акции истребления: III период, весна 1943 г. – конец оккупации

После проведения акций массового истребления, осуществленных немцами летом и осенью 1942 года в западных районах Украины и Белоруссии, на оккупированной территории еще оставались гетто. После разгрома немецких войск под Сталинградом исход войны определился окончательно. Началось отступление немецкой армии. Немцы решили не оставлять в живых ни одного еврея. Повышение активности партизан в западных районах СССР, где в гетто еще находились десятки тысяч евреев, и уход еврейской молодежи из гетто в партизанские отряды иногда ускоряли процесс ликвидации гетто. В рейхскомиссариате Остланд, в городе Швенчёнисе и ряде местечек восточнее и севернее Вильнюса размещались небольшие гетто, насчитывавшие примерно 4000 человек. Жители этих гетто были расстреляны в Понарах 4-5 апреля 1943 года.

21 июня 1943 года Гиммлер издал приказ о ликвидации всех оставшихся гетто на территории Остланд. Трудоспособных евреев следовало перевести в концентрационные лагеря, находившиеся под управлением СС, а не гражданской администрации, которой до сих пор подчинялись гетто.

Минское гетто было ликвидировано в сентябре–октябре 1943 года. Часть жителей была перемещена в лагерь смерти Собибор (Польша) во второй половине сентября 1943 года, а остальные расстреляны в Малом Тростянце. Гетто Лиды было ликвидировано в сентябре 1943 года, его жителей выслали в Собибор.

Каунасское и Шауляйское гетто были превращены в концентрационные лагеря, нетрудоспособные - расстреляны. Вильнюсское гетто было ликвидировано в конце сентября 1943 г. Трудоспособных евреев выслали в лагеря Эстонии (Клоога, Вайвера), в Латвию (Кайзервальд), а нетрудоспособные - убиты в Понарах и Собиборе. В Вильнюсе осталось несколько небольших рабочих лагерей с еврейскими специалистами. Евреи из Рижского гетто были переведены в концентрационный лагерь Кайзервальд, неподалеку от города, нетрудоспособные – убиты.

Летом 1944, перед отступлением немцев из прибалтийских республик и других оккупированных районов, часть евреев, находившихся в лагерях, была расстреляна, а часть – эвакуирована в концентрационные лагеря Германии – Штутгоф и др.

В Восточной Галиции (Львовская, Тернопольская, Станиславская области) продолжалось истребление евреев: с конца 1942 года до июня 1943 года там было убито около 18000. Гетто Львова, Тернополя, Дрогобыча и ряда других городов были ликвидированы в июне 1943 года. После многочисленных акций там оставалось 21000- 25000 евреев в рабочих лагерях и в Яновском лагере во Львове.

Большинство из них было расстреляно летом 1944 года – накануне освобождения этих районов. В Восточной Галиции оставалось в живых примерно 10000–12000 евреев, что составляло около 2 процентов от всех евреев, оказавшихся там во время оккупации.

В 1943 году положение оставшихся в живых евреев Транснистрии немного улучшилось. После Сталинградской битвы правительство Румынии пришло к выводу, что война закончится поражением Германии, и начало изыскивать возможности договориться с США и Англией. Руководство Румынии поняло, что истребление евреев не способствует достижению данной цели. Это было главной причиной некоторого изменения политики по отношению к евреям. К концу 1943 года в Транснистрии насчитывалось более 50000 евреев, изгнанных туда из Бессарабии и Буковины, и около 25000 – 30000 местных евреев. В конце декабря 1943 года, а также в марте 1944 года румынские власти разрешили вернуться из Транснистрии в Румынию примерно 10000 – 12000 прежде изгнанных евреев. Среди них было 2000 сирот. Перед отступлением в конце марта 1944 года немцы расстреляли несколько тысяч евреев. Когда весной 1944 года Советская Армия освободила Транснистрию, там оставалось 46000 – 48000 депортированных евреев. Из тех примерно 185000 местных евреев, которые находились в Транснистрии с самого начала оккупации, освобождения дождались 15000 – 20000.

В Черновцах (Буковина) в феврале 1944 года власть в городе перешла от румын к немцам, которые планировали уничтожение оставшихся в живых евреев, но сделать этого не успели. Советская армия спасла 16000 евреев, освободив город в марте 1944 года. В остальных городах Буковины и Бессарабии в живых ко времени освобождения остались лишь единицы.

Евреи Закарпатской Украины, которая была под властью Венгрии, как и венгерские евреи, прожили первые годы войны относительно спокойно по сравнению с евреями в других районах Европы. Узнав о тайных переговорах между союзниками и Венгрией о выходе последней из войны, в Венгрию, чтоб не допустить этого, вошли немецкие войска. Это произошло 19 марта 1944 года. Вместе с немецкими войсками в Будапешт прибыл Эйхман, главный уполномоченный гестапо по еврейскому вопросу. Он начал подготовку к транспортировке евреев Венгрии в лагерь смерти Освенцим. Во второй половине апреля 1944 года евреев Закарпатской Украины (около 145000 человек) загнали в 17 различных гетто и лагерей. В гетто их держали несколько недель. 15 мая началась депортация в Освенцим. До 7 июня, в течение трех недель, все евреи Закарпатской Украины были “переселены”. Депортация была проведена венгерской жандармерией и полицией, сотрудничавшими со штабом Эйхмана. Евреи Закарпатской Украины были практически последними евреями в Европе, депортированными в лагеря смерти.

Сокрытие следов преступления

Немцы не ограничивались убийством - они стремились не оставлять следов преступлений. Уже весной 1942 года у Гиммлера, главного руководителя СС, возникло опасение: если Германия проиграет войну, то фашистская верхушка будет привлечена к ответственности за тяжкие преступления против человечества. По решению Гиммлера были созданы специальные отряды эсэсовцев, известные как “зондеркоманда–1005”, под командованием штандартенфюрера Пауля Блобеля. В их обязанности входило вскрытие массовых могил - захоронений жертв нацизма – и сжигание трупов. Чтобы подготовить командиров “зондеркоманды–1005” и персонал лагерей, где находились братские могилы, были организованы курсы в Яновском лагере во Львове.

В 1942 – 1944 годах, до того как территории были оставлены, были вскрыты сотни могильных ям. Трупы были вынуты из них и сожжены, кости и пепел развеяны и смешаны с землей. Для проведения этих работ пригнали евреев из лагерей и евреев–военнопленных.

В некоторых местах, например, в Бабьем Яре в Киеве, Девятом форте в Каунасе и в Понарах около Вильнюса, евреи, поставленные на данные работы, создали подпольные организации, осуществившие целый ряд дерзких побегов. Бегство из Бабьего Яра произошло 29 сентября 1943 года, в день второй годовщины уничтожения евреев Киева. Побег из Девятого форта в Каунасе произошел в ночь на 25 декабря 1943 года, в праздник Рождества, когда эсэсовские часовые были пьяны. Из Понар около Вильнюса евреям удалось бежать в ночь на 15 апреля 1944 года.

Большинство из бежавших узников было убито во время побега, других захватили и расстреляли. Но несколько десятков из них осталось в живых, часть боролась в партизанских отрядах.

Показания спасшихся сообщили всему миру о том, что происходит. Немцам не удалось, несмотря на все ухищрения, скрыть следы своих злодеяний на территории СССР, массовые убийства евреев, советских военнопленных и многих советских граждан.

Освобождение

Освобождая оккупированные немцами территории (большей частью – летом 1944 года), советская армия почти не заставала евреев. Из 2750000–2900000 евреев, оказавшихся под немецким господством на оккупированной территории СССР (свыше миллиона из них жили на территории СССР до 1 сентября 1939 года), погибли почти все. Уцелели немногие, главным образом - в западных районах. Спаслись нашедшие убежище у местных жителей, те, кому удалось выдать себя за арийцев, скрывавшиеся в лесах партизаны, а также те, которым посчастливилось выжить в лагерях. Среди евреев, проживавших в восточной части оккупированных немцами районов, и евреев бывших там в оккупации (исключая Транснистрию и Черновцы), осталось в живых около одного процента.

Подавляющее большинство евреев погибло, а их пепел осел в многочисленных “долинах смерти”. Сотни еврейских общин и местечек, где жили евреи в течение веков, храня свои традиции, язык и культуру, были стерты с лица земли. Для миллионов евреев победа над нацисткой Германией пришла слишком поздно. Дня Победы они не увидели.

К жертвам геноцида советских евреев во Второй мировой войне причислим 120000-180000 евреев – военнослужащих советской армии, павших на фронтах, и около 8000 расстрелянных в лагерях военнопленных. Десятки тысяч евреев, вместе с другими советскими гражданами, умерли во время блокады Ленинграда, Одессы и в глубоком тылу Советского Союза из-за тяжелых условий жизни в эвакуации. Годы немецкой оккупации, годы Катастрофы были самыми тяжелыми и трагическими в многовековой истории евреев Советского Союза. В День Победы евреи СССР вместе со всем еврейским народом и всем прогрессивным человечеством праздновали победу. И оплакивали 6 миллионов своих павших, в том числе и советских евреев – жертв фашизма и антисемитизма.


[1] Ицхак Арад, “Катастрофа советского еврейства ”, в И. Арад (р ед), Уничтожени еевреев СССР в годы немецкой оккупации (1941 - 1944). С борник документов и материалов, Иерусалим Яд Вашем 1992, стр. 1-30.