Международная школа преподавания и изучения Катастрофы

"Многие из наших людей пропали, перебираясь из леса в лес..."
Из дневника еврейского партизана о жизни в еврейских семейных лагерях в лесах Западной Белоруссии.

Документы


[12 августа 1942 г.]
Идея леса вернулась и ожила. После второго массового истребления мы все убедились, что немцы не делают различия между одним евреем и другим. [...] Снова мы начали искать пути бегства из гетто.

Первыми бежали евреи из мест, расположенных вблизи от Налибокской пущи. Они исчезли, и больше мы о них ничего не слышали. Ушли также люди из Жетля [1] - в Липичанскую пущу. Там к ним присоединились несколько человек из Новогрудка, которые через некоторое время вернулись, чтобы забрать с собой родных и друзей. От них мы и узнали подробности о жизни в лесу: у них есть оружие; они нападают на немцев, проезжающих по дорогам; крестьяне боятся их и снабжают продовольствием. В лесу есть русские партизаны, которые в хороших отношениях с евреями, и они проводят совместные операции против немцев.

Парни 15-17 лет воруют оружие у немцев, чинят пистолеты и винтовки, приделывают к ним новые приклады. Собралась маленькая группа и отправилась к Бельскому. Двое из них вернулись в гетто. Вскоре они вновь ушли в лес, взяв с собой своих родных, жен и знакомых. [...]

4 декабря 1942 г. я прибыл на базу Бельского около Забулава.

[Весна 1943 г.]
В результате наших многочисленных операций следовало со дня на день ожидать нападения на наш лагерь немцев. Мы получили информацию, что немцы знают, где мы находимся. Штаб решил собрать отдельные группы и восстановить бригаду.

В начале апреля всем группам было приказано оставить свои лагеря и в течение 24 часов перебраться в Брозовскую пущу в Старой Гуте.

Мы собрали свои пожитки, уложили их в рюкзаки и привязали к ним сверху одеяла. Кухонную утварь и другие вещи погрузили на тележки и двинулись в путь. Ночь была облачная, промозглая. Сырость пробирала до костей. Голые ветки молодых деревьев раскачивались под ветром. Мысли наши были мрачны. Многие из наших людей пропали, перебираясь из леса в лес, из одного базового лагеря в другой. Они погибли, и кто знает, что ждет нас на следующей базе?

Днем снег начал таять. По песчаным тропинкам тянулись длинные лужи, а нам предстояли многие километры пути. Ноги вязли в грязи, как в сыром тесте. Хотелось отдохнуть, но сесть было негде: все мокрое. Наконец мы нашли какой-то холмик, с которого вода уже стекла. Люди отдохнули, закусили и снова отправились в путь. Так мы шли по лесам, полям и дорогам, пока не добрались до Брозовской пущи…

Там мы встретились с группами, которые пришли раньше нас, - и среди них с группой Юделя Бельского, которая потеряла 10 лучших бойцов. У Юделя осталось мало людей и не хватало оружия, поэтому группа больше не могла воевать своими силами. Была там и группа Дворецкого, которая уже давно пришла на новую базу. Холода еще не кончились, и бойцы построили себе землянки. Посовещавшись, мы решили не строить землянки. Нашли сухой холм, растянулись на рюкзаках, отдохнули и принялись сооружать шалаш.

В течение нескольких дней все группы собрались вместе. Мы стали жить по распорядку, который соблюдался до зимы. Каждый вечер собиралась вся часть. Один взвод назначали для охраны на следующие сутки, несколько групп посылали добывать продовольствие; люди были разделены по кухням, каждая группа сама себе готовила еду. Группы получали продукты с общего склада, каждая по числу своих членов.

В начале апреля к нам прислали группу евреев с семьями из отряда "Искра". У них забрали оружие и велели им присоединиться к еврейской роте. Это были первые еврейские беженцы из гетто г. Лида. Молодые и бессемейные остались с русскими...

Й. Яффе. Партизаны. Тель-Авив, 1951, стр.24-25, 34, 70-72.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991


[1] Ныне Дятлово, Гродненской области.