Посетителям
Часы работы:

Воскресенье-четверг: 9:00-17.00 Пятница и предпраздничные дни 9.00-14.00.

Яд Вашем закрыт по субботам и в дни израильских праздников

Как добраться до Яд Вашем на частном автомобиле:
Дополнительная информация для посетителей: click here

Документы 1943 - 1945

  1. М.Лейбович был председателем юденрата Шяуляйского гетто.
  2. Мордехай Анилевич (1919 или 1920-1943), руководитель восстания в Варшавском гетто. В юности вступил в организацию "Ха-Шомер ха-цаир" и стал в ней инструктором. После захвата Польши бежал на восток, однако спустя несколько месяцев вернулся и организовал подпольное движение. В ноябре 1942 года был назначен командиром "Еврейской боевой организации" и занимался ее подготовкой к восстанию. 8 мая 1943 года на улице Мила 18 пал главный бункер командного пункта, в котором находились Мордехай Анилевич и другие бойцы.
  3. Шмуэль Зигельбойм был депутатом Польского Национального комитета в Лондоне от партии "Бунд". До этого он короткое время был членом юденрата в Варшавском гетто. Разочарованный и потрясенный результатами Бермудской конференции 12 мая 1943 г. Зигельбойм покончил с собой, оставив предсмертное письмо.
  4. В его подчинении находились концентрационные лагеря.
  5. "Эвакуация на Восток" - код акций истребления.
  6. Имеется в виду концентрационный лагерь в Эстонии.
  7. Так немцы называли партизан и бойцов-подпольщиков.
  8. Имеются в виду лагеря Беловака, Кена и Безданы, откуда часть узников бежала к партизанам (конец июня - начало июля 1943 г.), после чего немцы уничтожили большинство оставшихся.
  9. Речь идет об отрядах Армии Крайовой, действовавших в окрестностях Вильнюса.
  10. 1-4 сентября 1943 г. в Вильнюсском гетто была проведена акция, во время которой 3700 мужчин и женщин были угнаны в концлагеря Эстонии.
  11. Во многих акциях уничтожения немцы меняли шайны, по цвету которых евреи давали названия акциям.
  12. В гетто имели место столкновения между подпольщиками и немецкой полицией, но общее восстание не началось.
  13. Имеется в виду "ночь длинных ножей" (30 июня 1934 г.), когда в ходе внутренней борьбы в нацистской партии Гитлер приказал убить начальника штаба СА (штурмовых отрядов нацистской партии) Э.Рема и других руководителей, в результате чего СС стало главной силой в партии.
  14. Доктор Эльханан Элькес стоял во главе Юденрата в Каунасе со дня его создания и до конца. Он был известен своей преданностью жителям гетто. Он также помогал антинацистскому подполью в гетто. Когда гетто было расформировано, Элькес, вместе с оставшимися в живых жителями, был отправлен в лагерь Ландсберг в Германии, где скончался от тяжелой болезни в октябре 1944 г. Нижеследующее письмо, написанное в оригинале на иврите, Элькес адресовал двум своим детям, которые находились в Англии.
  15. В Девятом форте были расстреляны также евреи из других стран Европы.

В прошлом году говорили, что театр - это мой каприз, дескать, просто Генсу так захотелось. Минул год, и что мы видим? Это не был каприз Генса. Это было требование жизни. Маленький театр, первый концерт, первое траурное собрание, второй концерт, а после этого небольшое представление второго комиссариата, и снова представление, а затем - большие представления, и впоследствии - большие школы в Вильнюсе. [...]

Как возникла эта идея? Из желания дать человеку на несколько часов забыть о гетто. Мы достигли этого. Наша жизнь беспросветна. Мы живем в неволе, но дух наш непокорен.

Перед первым концертом говорили, что на кладбище не устраивают концертов. Действительно, вся наша жизнь сейчас - это кладбище. Но не дай нам Бог упасть духом. Мы обязаны быть сильными духом и телом. [...] Я убежден, что богатая [культурная] еврейская жизнь и еврейская вера, горящая в наших сердцах, вознаградят нас. Я убежден, что время [библейского] стиха "Зачем Ты оставил меня" минует, и мы еще удостоимся хороших дней. Я хочу верить, что эти дни придут скоро, и мы до них доживем.

Архив Морешет, D.1.363.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

Приказ полиции безопасности

"В соответствии с приказом начальника полиции безопасности, роды в гетто разрешены только до 15 августа 1942 года. После этой даты запрещено рожать еврейских детей как в больницах, так и дома. В то же время население уведомляется, что разрешено прерывать беременность путем абортов. На беременных женщин ложится большая ответственность. Если они не подчинятся этому приказу, возникнет опасность, что они будут казнены вместе со своими семьями. Юденрат ставит об этом в известность все население гетто. Предупреждая о возможных последствиях, юденрат полагает, что беременные женщины учтут их... и примут все необходимые меры во время регистрации беременных, которая начнется в ближайшие дни...

Верно: Юденрат".

24 марта 1943

Протокол совещания Шяуляйского юденрата

"Присутствовали: М.Лейбович,1 Б.Картон, А.Геллер, А.Кац от юденрата; врачи: Бурштейн, Блехер, Гольдберг, Директорович, Песахович и другие. Повестка дня: Как предотвратить роды в гетто? М.Лейбович: "Вернемся к вопросу о родах. Запрет рожать детей, который был введен для евреев, применяется с крайней суровостью во всех гетто. Недавно в Каунасе были роды, вследствие чего все члены семьи убиты. Но на это у нас не обратили внимания, и люди продолжают вести себя самым безответственным образом. Уже имеется несколько случаев беременности, и не принято никаких мер". Д-р Блехер спрашивает: "Можно ли беременных женщин заставить сделать аборт? Есть ли статистика по беременности?" Д-р Л. сообщает о трех случаях родов с 15 августа прошлого года: он не знал, как они прошли, поскольку он как врач не занимался этими случаями. В настоящее время в гетто имеется около 20 беременных женщин, большинство из них на первом месяце беременности, но есть несколько на четвертом и на пятом месяце, а одна даже на восьмом. Только две из беременных женщин отказываются сделать аборт; для одной из них это будет третий аборт, и ей грозит опасность бесплодия, другая - это та, которая уже на восьмом месяце. Д-р П.: "Следует убедить их согласиться на аборт. Им следует рассказать, что произошло в Каунасе и Риге. При необходимости следует пойти на ложь во спасение, и сказать им, что полиция безопасности уже следит за этими случаями.". Д-р Бурштейн предлагает запретить всему медицинскому персоналу, включая медсестер, принимать роды. Д-р Бл. предлагает регистрировать все случаи беременности и уговаривать беременных женщин делать аборты. М.Л.: "Мы не должны вести открытую пропаганду против родов! Это может дойти до ушей, которым не следует этого слышать. Мы должны обсуждать [эту проблему] только с теми, кого она касается". Он предлагает, чтобы беременных женщин приглашали в клинику, предупреждая в присутствии врача и представителя юденрата, какая опасность им угрожает. Д-р Л.: "Как можно сделать аборт женщине, которая уже на восьмом месяце беременности? Разумеется, мы должны понять чувства матери. Конечно, будет трудно убедить ее. А что будет с ребенком, если мы вызовем преждевременные роды? Мы не можем провести такую операцию в частном доме, а оставлять ребенка в больнице запрещено. А что будет, если, несмотря ни на что, ребенок родится живым? Мы его умертвим? Я не возьму такую ответственность на свою совесть". Д-р Бл. добавляет, что положение в таком случае очень трудное, ибо ни один врач не возьмет на себя ответственность умертвить живого ребенка, поскольку это, действительно, убийство. Д-р П. спрашивает: "Может быть, нам следует позволить ребенку родиться и отдать его христианину?" М.Л.: "Мы не можем позволить ребенку родиться, потому что мы обязаны докладывать о каждом случае родов. Нас уже три раза спрашивали, были ли у нас роды, и каждый раз мы отвечали отрицательно". Б.К.: "Что мы можем сделать, когда гетто в такой опасности? Если бы опасность угрожала только семье новорожденного, мы бы возложили ответственность за последствия на тех, кого это касается, но ведь опасности подвергается все гетто. Последствия могут быть самыми страшными..."

Подписи всех присутствующих на совещании

Э. Йерушалми. Дневник Шяуляйского гетто, 1941-1944. Иерусалим, 1958, стр.88, 188-189.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

"Весной 1943 года многие из нас заболели лихорадкой, и мы решили отправиться на семейную базу Бельского, чтобы достать там хоть какие-нибудь лекарства. Тувия Бельский, с которым я не был знаком, хотя много о нем слышал, казался мне легендарным героем, и я очень хотел встретиться с ним. Из трех братьев Бельских, родившихся в маленьком местечке вблизи Новогрудка, Тувия был самым известным. Он с гордостью рассказывал, что ни разу не был под немцами - ни в гетто, ни вне его.

Я восхищался им и его делами, хотя кое в чем был с ним не согласен и дороги у нас были разные. (...) Тувия Бельский, выходец из народа, сумел организовать в лесу отряд в 1.200 человек. Этот отряд в самые страшные для еврейского народа дни, когда еврей не мог прокормить даже самого себя, обеспечивал уход за больными, стариками и младенцами, родившимися в лесу... (...)

Наконец мы прибыли на базу Бельского, но самого Тувии на месте не оказалось. (...) Через некоторое время Тувия вернулся. Он сразу пришел ко мне, узнав, что я нахожусь в лагере, и очень тепло меня принял. Он приказал накрыть стол, сел рядом и попросил, чтобы я рассказал о себе и об отряде, о котором он много слышал. Мы сидели под большим деревом, постепенно стали собираться люди, они расположились вокруг и внимательно слушали мой рассказ. (...)

"Это была тотальная война, борьба не на жизнь, а на смерть. И мы, немногие из выживших, совершенно перестали ценить жизнь. Теперь смысл нашей жизни - это месть. Наш долг - бороться с немцами, истребить их всех до одного..."

Я говорил долго, рассказал о группе москвичей, инструкторов по диверсиям, которые многому научили меня. Я предложил обучать людей Бельского подрывному делу, всему тому, чему выучился сам. Но мои слова, понятно, не могли изменить мировоззрения Тувии, которое, в главном, сводилось к следующему:

"Я хочу, Барух, чтоб ты понял одно. Именно потому, что нас осталось так мало, для меня важно, чтобы евреи оставались жить. И в этом я вижу свою цель, и это самое важное".

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

Из последнего письма Мордехая Анилевича2 Ицхаку Цукерману, 23 апреля 1943 года

То, что с нами произошло, невозможно описать словами. В самых дерзких своих мечтах мы не могли такого представить. Немцы дважды отступали из гетто. Одному нашему отряду удалось удерживать позицию в течение 40 минут, а второму - больше 6 часов. Мина, спрятанная на территории чистильщиков, взорвалась. Несколько наших отрядов напали на немцев, и те бежали. Наши человеческие потери очень малы. И это достижение. Погиб И. (Иехиель). Убит как боец-герой возле пулемета. Я чувствую, что происходят великие события, и велика цена того, что мы осмелились выполнить...

С сегодняшнего дня мы переходим к партизанским методам ведения войны. Этой ночью три наших боевых отряда отправляются на вылазку, у которой две цели: провести рекогносцировку и добыть оружие. Оружие, которое у нас есть, не имеет никакой ценности. Этим оружием мы пользуемся очень редко. Нам срочно необходимы гранаты, винтовки, пулеметы и взрывчатые материалы.

Невозможно описать вам в каких условиях живут евреи гетто. Только единицы выживут. Остальные же рано или поздно погибнут. Участь их уже предрешена. Почти в каждом убежище, где скрываются тысячи евреев, невозможно зажечь свечу из-за недостатка воздуха.

По радиопередатчику мы услышали прекрасную передачу о нашем восстании. Факт, что о нас помнят за стенами гетто, ободряет нас в нашей борьбе. Привет тебе, друг мой! Может, еще и свидимся. Мечта наша жива и будет жить. Самооборона гетто стала фактом. Еврейское вооруженное сопротивление стало действительностью. Я дожил до того момента, когда увидел борьбу и героизм еврейских борцов.

Исраэль Гутман, Наама Галиль. Катастрофа и память о ней. Иерусалим: Яд Вашем, 2007

Из предсмертного письма Шмуэля Зигельбойма.3

 

"Ответственность за истребление евреев в Польше лежит, прежде всего, на тех, кто его совершает, но опосредованно она лежит и на всем человечестве, на народах стран-союзниц и на их правительствах, которые до сих пор не предприняли никаких реальных действий, чтобы остановить это преступление. Будучи пассивными наблюдателями убийства миллионов беззащитных людей - измученных детей, женщин и мужчин - они разделили эту ответственность".

"...Я не могу жить и молчать, когда уничтожаются остатки польского еврейства, представителем которого я являюсь".

"Мои товарищи в Варшавском гетто пали с оружием в руках в последнем, геройском бою. Мне не дано было погибнуть подобно им, вместе с ними, но и мое место среди них, в этой братской могиле".

"Я хочу своей смертью выразить свой глубочайший протест против бездеятельности, с которой мир наблюдает за уничтожением еврейского народа, позволяет его уничтожить".

"Моя жизнь принадлежит еврейскому народу Польши, и я ее отдаю ему. Я страстно желаю, чтобы остатки миллионов польских евреев вместе с массами поляков дожили до освобождения, которое позволит им дышать в Польше, в мире свободы и социалистической справедливости, как возмещение за нечеловеческие страдания и мучения. И я верю, что такая Польша будет, и такой мир придет. Я уверен, что президент и глава правительства услышат мои слова, обращенные кним, и что польское правительство немедленно начнет дипломатическую и пропагандистскую деятельность, направленную на спасение от уничтожения последних оставшихся в живых евреев Польши.

Я с благословлением прощаюсь со всеми, кто был мне дорог и кого я любил".

Ш. Зигельбойм

Исраэль Гутман, Наама Галиль. Катастрофа и память о ней. Иерусалим: Яд Вашем, 2007

[...] Несколько дней назад я был в гестапо и говорил там с начальником СД о револьверах. Могу отметить, что он далеко не дурак. Он сказал мне: "С экономической точки зрения гетто имеет важное значение, но вы играете с огнем, и если дело коснется безопасности, то я сотру вас в порошок. Даже если вы достанете 30, 40 или 50 револьверов, вы все равно не спасете себя и только навлечет лишние беды". [...]

Сегодня еще один еврей был арестован за покупку револьвера. Я еще не знаю, чем закончится это дело. Последний такой случай закончился для гетто благополучно. Но я могу сказать вам, что, если это случится еще раз, нас ждет суровое наказание. Может быть, они заберут людей старше 60 лет или детей... Теперь решайте, стоит ли дело того? Для тех, кто мыслит здраво и зрело, - может быть только один ответ: оно того не стоит!!!

До тех пор, пока существует гетто, те из нас, кто обладает чувством ответственности, сделают все, что можно, чтобы в гетто ничего не случилось. Сейчас за каждого еврея отвечает вся его семья. [...]

Архив Морешет, D, 1.355.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

С о в е р ш е н н о  с е к р е т н о

21.6.1943

  1. Главному начальнику СС и полиции Остланда
  2. Начальнику главного хозяйственно-административного управления СС
  1. Приказываю, чтобы все евреи, еще оставшиеся в гетто, расположенных на территории Остланда, были собраны в концентрационные лагеря.
  2. С 1 августа 1943 запрещаю евреям работать за пределами концентрационных лагерей.
  3. Под Ригой должен быть построен концентрационный лагерь, в который будет переведено все производство обмундирования и снаряжения для вермахта... Все частные фирмы ликвидируются. Из всех мастерских оставить только находящиеся в концентрационных лагерях. Начальнику главного хозяйственно-административного управления СС4 проследить, чтобы в результате этой реорганизации не пострадало необходимое вермахту производство.
  4. Жители гетто, в которых нет необходимости, подлежат эвакуации на Восток.5
  5. Следует перевести как можно больше мужчин-евреев в концентрационный лагерь, находящийся в районе разработки горючих сланцев.6
  6. Дата реорганизации концентрационных лагерей - 1 августа 1943 года.

Гиммлер

Н. д-ты, NO - 2403.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

АКТ

5 июля 1943 г.
Кисловодск

Мы, нижеподписавшиеся, граждане города Кисловодска [...] - составили настоящий акт о злодеяниях, совершенных германскими оккупантами над лицами еврейской национальности, проживающими в городе Кисловодске Ставропольского края.

16 августа 1942 г. немецким командованием, в лице военного коменданта города Кисловодска Поль и начальника гестапо Вельбен, в городе Кисловодске был создан Еврейский комитет под председательством Бенинсона Моисея Самойловича, 1878 г. рождения (зубной врач, проживал по улице Сталина, N-22), которому было предложено немедленно изъять у еврейского населения и сдать немецкому командованию ценности, как-то: золото, бриллианты, серебро, ковры, костюмы, белье и обувь.

Еврейский комитет, надеясь путем сдачи указанных ценностей сохранить жизнь евреям, собрал у еврейского населения и сдал немецкому коменданту Полю наличными деньгами 100 тысяч рублей и разных золотых и серебряных вещей в количестве 530 штук, кольца портсигары, часы; 105 дюжин серебряных ложек, 230 пар обуви, костюмов, пальто, ковров. По рыночной стоимости внесенная контрибуция исчисляется в сумме около пяти миллионов рублей.

18 августа 1942 г. военным комендантом Поль в городе Кисловодске была объявлена регистрация всего еврейского населения, независимо от пола и возраста.

После регистрации всем лицам еврейской национальности было [приказано] носить на правой стороне груди отличительный знак - шестиконечную звезду, называемую ими "Звезда Давида".

Еврейское население в возрасте от 16 до 60 лет было привлечено немецкой комендатурой в принудительном порядке к тяжелым работам: на строительство аэродрома, дорог и шоссе. Врачей и профессоров заставляли мести и убирать улицы. Работа проводилась без оплаты.

7 сентября 1942 г. было издано предписание немецкой комендатуры N-12, в котором евреям было [приказано] явиться на товарную станцию Кисловодска, взяв с собой багаж весом не более 20 килограммов, наиболее ценные вещи и двухдневный запас продуктов для отправки якобы в малонаселенные пункты Украины. Ключи от квартир [приказано] сдать комендатуре N-12, с указанием на особой записочке адресов квартир.

9 сентября 1942 г. на товарной станции Кисловодска собралось около 2 тыс. человек евреев, в том числе были старики, женщины и дети: гитлеровцы отобрали имевшийся на руках евреев багаж и продукты, а евреев погрузили в приготовленные 18 открытых платформ и два крытых вагона, после чего эшелон был отправлен под усиленным немцким конвоем по направлению к железнодорожной станции Минеральные Воды, где, по показаниям очевидцев, евреев расстреляли.

В числе вывезенных и расстрелянных немцами было много медицинских работников, в частности профессор Баумгольц, доктор Чацкий с семьей, доктор Шварцман, врач Сокольский, доктор Морейнес, доктор Дрибинский, еврейский писатель Брегман. Всего погибло медицинских работников 117 человек.

Многие евреи перед угрозой зверств немецкого командования над евреями покончили жизнь самоубийством, в том числе доктор Виленский с женой, доктор Бугаевская, медсестра Покровская.

Доктор Файнберг с женой и дочерью пытались покончить с собой, перерезав себе вены и приняв морфий, однако немецкие мерзавцы им не дали умереть, а отправили их в больницы, вылечили, а затем расстреляли.

В числе вывезенных из города Кисловодска и расстрелянных на Минеральных Водах евреев было 9 человек еврейских детей из детского дома N-18 в возрасте от 4 до 6 лет, а именно: Немировская Оля 6 лет, Штейнберг Роза 6 лет, Шопс Гриша 7 лет, Шопс Вова 5 лет, Шмаронер Люсик 5 лет, Урицкая Элла 6 лет, Урицкий Яша 4 лет, Урицкий Павел 4 лет и Клунгер Коля 5 лет.

Спасшийся от расстрела евреев гражданин Фингерут свидетельствует в подробностях о страшной истории расстрела.

Эшелон с еврейским населением подошел к стеклозаводу. Сопровождавшие эшелон немцы приказали евреям выйти из вагонов, сдать ценности и деньги, затем последовал приказ раздеться.

С душераздирающими криками женщины, дети, старики раздевались, оставаясь в нижнем белье. Потом обезумевшую от страха толпу, окруженную немецкими автоматчиками, повели к противотанковому рву, пытавшихся бежать расстреляли по дороге.

У рва немцы расстреливали евреев из автоматов и пулеметов. Немцы отделили группу евреев-мужчин в количестве 40 человек, которых заставили собирать и грузить в вагон вещи расстрелянных, а потом отвели их ко рву и расстреляли.

Таким образом, установлено, что немецкий военный комендант города Кисловодска Поль и начальник гестапо Вельбен, его помощник Вебер учинили 9 сентября 1942 г. зверский расстрел еврейского населения города Кисловодска, в количестве 2 тыс. человек, в том числе детей, стариков и женщин.

Вышеизложенное подтверждается:

1) подлинным печатным предписанием комендатуры N-12 от 7 сентября 1942 г., изданным в городе Кисловодске об эвакуации евреев, 
2) актом сданных немецкому командованию ценностей и вещей, 
3) печатным объявлением главнокомандующего германской армии "Гражданскому населению Кавказа" на русском и немецком языках, 
4) свидетельскими показаниями: Фингерут М.З., Ковнатной Е.Т., Хшиве Б.Я., Липман Л.Р., Герцберг Х.Р., Пархоменко Е.И., Павловой Л.И., Мирзоян А.М., Ковиной З.И., 
5) актом госпиталя N-5404, 
6) актом детского дома N-18, 
7) списками расстрелянных евреев в количестве 894 человек.

Подписи: Останков П.А., Гнилорыбов Т.Е., 
Гонтарев М.Е., Фингерут М.З., Горелик Н.М., 
Ковнатная Е.Т., Хшиве Б.Я.

Документы обвиняют, т.II, стр.140-141.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

31.7.1943

[...] Евреи

В истекшем месяце вражеская пропаганда больше обычного уделяла внимание евреям. Во многих гетто распространились слухи, что скоро будут большие акции, в ходе которых полиция безопасноти расстреляет не только детей, стариков и нетрудоспособных, но и всех без исключения жителей гетто. Московское радио даже назвало имена лиц, ответственных за проведение этих акций, - штандартенфюрера СС Егера и оберштурмфюрера СС Нойгебауэра. В результате этого во многих гетто, особенно в Вильнюсском, началась паника. В двух торфяных лагерях под Вильнюсом евреи пытались бежать, чтобы присоединиться к группе бандитов.7 В третьем лагере была проведена карательная акция.8 Оставшиеся в живых, вместе с евреями четвертого торфяного лагеря, были переведены в Вильнюсское гетто. Эти меры пришлось применить, ибо гебитскомиссар Вильнюсского края, несмотря на неоднократные требования, не смог обеспечить надежную охрану. В добавок к четырем торфяным лагерям, которые были расформированы, за пределами Вильнюсского гетто имеются еще два еврейских лагеря, принадлежащих организации Тодт. Заключенные этих лагерей должны к 1 сентября 1943 года завершить строительство важной дороги, соединяющей Вильнюс и Каунас. Как только работа будет закончена, эти еврейские лагеря будут также расформированы, и [их обитатели] переведены в центральное Вильнюсское гетто.

Поскольку Вильнюс находится в районе активных действий партизан и отрядов польского сопротивления,9 необходимо удалить евреев из Вильнюсского края и отправить их в концентрационные лагеря, расположенные в других местах. Инцидент, имевший место 25 июля 1943 года вблизи Вильнюса, показывает, что эти меры не терпят отлагательства. В этот день группе, состоящей примерно из 30 евреев, впервые удалось выйти из города, раздобыть оружие и присоединиться к бандитам. Группа была задержана командой из антипартизанских частей немецкой и литовской полиции безопасности и литовской полицией порядка, и большинство евреев были убиты...

Архив ИВО,4ОссЕЗв - 96.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

Из воззвания подпольной организации Вильнюсского гетто от 1 сентября 1943 г.10

01.09.1943

Евреи, беритесь за оружие!

Немецко-литовские палачи у ворот гетто.
Они убьют всех нас. Они выстроят нас колоннами и погонят за ворота. 
Так они сотнями гнали нас в Судный день.
Так они гнали нас во время белых, желтых и розовых "шайнов".11
Так они гнали наших братьев, сестер, отцов, матерей, наших детей.
Так они гнали десятки тысяч на смерть.
Но мы не пойдем!
Мы не позволим им гнать нас, как скот, на бойню!
Евреи, беритесь за оружие!
Не верьте фальшивым заверениям убийц, не верьте предателям.
У всех, кого вывели за ворота гетто, только один путь - в Понары. А Понары - это смерть.
Евреи, нам нечего терять. Смерть неизбежна. Кто может надеяться на спасение, когда убийцы планомерно истребляют нас? Каждого из нас настигнет рука палача. Никакие убежища и никакой страх не спасут нам жизнь.
Только вооруженная борьба спасет нашу жизнь и честь. 
Братья, лучше погибнуть в гетто с оружием в руках, чем, как овцы на бойню, идти в Понары. Знайте, что в гетто существует боевая еврейская организация, которая выступит с оружием в руках.
Вставайте и беритесь за оружие!
Не прячьтесь в "малинах". Там вы, как мыши, погибнете от рук убийц.
Евреи, на улицы!
У кого нет оружия, пусть берет топор.
У кого нет топора, пусть берет лом или дубину!
За наших убитых детей,
за наших отцов и матерей, 
за Понары - 
бей убийц!
На каждой улице, в каждом дворе, в каждой комнате, в гетто и вне гетто.
Бей собак!
Евреи, нам нечего терять. Мы можем спасти нашу жизнь, только если мы уничтожим убийц.
Да здравствует свобода! Да здравствует вооруженное сопротивление!
Смерть убийцам!12

Штаб командования
Объединенная партизанская организация - ФПО
("Фарейникте партизанер организацие")
Вильнюсское гетто
1 сентября 1943 года

Архив Морешет, D. 1.382

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

Поляки!

Немецкие убийцы пытаются внушить миру, что это мы виновны в поджоге Варшавского гетто и гибели евреев, в то время как участие немецких воинских подразделений в этом преступлении именуется всего-навсего «вооруженным вмешательством». Мы и дети наши, изнемогающие под кровавым игом оккупации, не имея возможности обороняться, не смогли, к несчастью, оказать евреям достойную помощь в их борьбе.

Но ни один из поляков, верных принципам христианской морали, не приложил и не приложит руку к этому чудовищному злодеянию. В летопись героизма польского подполья внесено уже немало славных дел, и среди них – героические действия по спасению людей от гитлеровских чудовищ.

Глава польского правительства в изгнании в Лондоне, покойный генерал Сикорский, заклеймив перед всем миром беспримерные преступления немцев, в то же время, передал соотечественникам слова благодарности за ту стойкость и отвагу, которую они проявляют, помогая евреям в их беде.

Руководство гражданским сопротивлением и специальные трибуналы уже приговаривают к смерти предателей и вымогателей, отдающих евреев в руки немецких палачей, и смертные приговоры этим отщепенцам в скором времени будут выносить уже суды свободной республики Польши.

Польские независимые организации
Варшава, сентябрь 1943

Источник: Ицхак Арад, Исраэль Гутман и Авраам Маргалиёт (ред.), Катастрофа в документах(иврит), Иерусалим, 1978, стр. 261

АКТ

Харьков, 5 сентября 1943 г.

Мы, нижеподписавшиеся, комиссия в составе: Профатилова Ильи Ивановича, председателя Областной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, и членов: Селиванова Александра Игнатьевича - председателя Исполкома Харьковского горсовета, генерал-майора Труфанова Николая Ивановича - военного коменданта города Харькова, уполномоченных Чрезвычайной Государственной Комиссии Лебедева Константина Алексеевича и Кудрявцева Дмитрия Ивановича, протоиерея Покровской церкви Камышана Ивана Яковлевича, председателя Исполкома Харьковского горсовета Карпенко Валентины Васильевны и профессоров Шевцова Алексея Ивановича, Каткова Евгения Севастьяновича, Кудинцева Ивана Васильевича и Маклецова Ивана Ивановича, составили настоящий акт в нижеследующем.

За время оккупации города Харькова немецко-фашистскими захватчиками систематически истреблялось мирное население города, а еврейское население подвергалось поголовному уничтожению. По неполным данным, только в течение декабря 1941 г. и января 1942 г. возле хутора Рогань, в 8 километрах от Харькова, в так называемом "Дробицком Яре", было расстреляно свыше 15 тысяч евреев - жителей города Харькова. Факты чудовищных злодеяний над мирным населением подтверждены показаниями свидетелей, актом медицинской экспертизы и другими документальными материалами и засвидетельствованы на месте свершения злодеяния членом Чрезвычайной Государственной Комиссии академиком А.Н.Толстым.

Немецким военным комендантом города Харькова 14 декабря 1941 г. был издан приказ, согласно которому все еврейское население города в двухдневный срок обязано было переселиться на окраину города, в бараки Станкостроительного завода. В приказе говорилось, что лица, не выполнившие этого требования, будут расстреляны. В бараках, в которые сгонялось еврейское население, двери и окна были выломаны, водопровод и печи разрушены. В рассчитанные на 60-70 человек бараки загонялись сотни людей. В созданном гетто немцы морили людей голодом, запрещали им ходить за водой и продуктами. В ночное время запрещали выходить из бараков даже для отправления естественных надобностей. Замеченных в малейшем нарушении установленного режима немедленно расстреливали. Много людей заболевало и умирало. Трупы умерших оставались в бараках, выносить их не разрешалось. Бежавшая из лагеря гражданка Черненко-Назвич Анна Иосифовна рассказала:

"Вечером 28 декабря 1941г. гитлеровцы ворвались в бараки, вывели около 60 человек и тут же их расстреляли. Подобные расстрелы были частым явлением".

По показаниям свидетелей Керстен Ф.И. и Григоровой А.Ф., жители лагеря постоянно подвергались грабежам. Немцы ежедневно предъявляли требования о выдаче им теплой одежды, часов и других ценностей. Если такие требования не выполнялись из-за отсутствия вещей, солдаты выводили из бараков несколько десятков человек и расстреливали. Систематических мучений и издевательств многие не могли выдержать - сходили с ума или кончали самоубийством. Так, сошли с ума жена профессора Мамутова, доктор Беляевская и другие. На территории гетто существовала так называемая "живая могила", из которой после расстрелов были слышны стоны людей, закопанных в яму живыми. Немцами 26 декабря 1941 г. была объявлена запись желающих ехать в Полтаву, Ромны и Кременчуг, при этом разъяснено, что вещей с собой брать нельзя. На другой день к баракам подъехали закрытые автомашины. Люди, поняв провокацию, отказывались в них садиться, но солдаты вталкивали их насильно и вывозили из лагеря. В течение нескольких дней жители гетто были вывезены, а частью угнаны пешком в Дробицкий Яр, где все и были расстреляны. Очевидец расстрела, жительница хутора Рогань Осмачко Анастасия Захаровна рассказывала:

"Услышав о расстреле немцами советских граждан в Дробицком Яре, я утром 7 января 1942 г. совместно со своим 12-летним сыном Владимиром и односельчанами в числе 11 человек, пошла посмотреть, что там происходило. В яре мы обнаружили большую яму в несколько десятков метров длиной, метров 10 шириной и несколько метров глубиной. В яме было навалено много трупов расстрелянных. Посмотрев на трупы, мы решили возвратиться домой. Но не успели выйти из яра, как туда подошли три грузовые автомашины с немецкими солдатами, и мы были задержаны. Солдаты подвели нас к яме, и один из них открыл по нас стрельбу из автомата. Когда мой сын упал, я потеряла сознание и свалилась в яму. Очнувшись, я увидела, что нахожусь на трупах. Затем я услыхала крики женщин и детей, которых немцы подводили к яме и расстреливали. Трупы расстрелянных падали в яму, в которой я находилась.

Будучи в яме с утра до 16-17 часов вечера, я видела, что в течение всего дня немцы подводили к яме и расстреливали все новые и новые группы людей. На моих глазах было расстреляно несколько тысяч человек. Это были евреи - мужчины и дети. Закончив расправу, немцы уехали. Из группы трупов слышались стоны и крики раненых. Примерно через полчаса после отъезда немецких солдат я вылезла из ямы и побежала домой. Мой сын и все ходившие со мной односельчане были расстреляны".

Свидетели Черненко-Назвич Анна Иосифовна, Сериков Даниил Александрович и Коврижко Федор Лукьянович показали, что наряду с расстрелами немецко-фашистские захватчики умерщвляли людей, главным образом детей, отравляющим веществом, сжигая их трупы в бараках лагеря.

Свидетели Керстен Ф.И., Григорова А.Ф и другие показали, что немецкие оккупанты в декабре 1941 г. оставшихся в Харькове евреев-стариков, калек и детей, которые не в состоянии были дойти к месту поселения, собрали в здании синагоги на Мещанской улице, где большая часть из них замерзла, а некоторые умерли от голода. В здании синагоги погибло около 400 человек.

Комиссией вскрыты близ хутора Рогань в Дробицком Яре две ямы, одна из них длиной 100 метров и шириной 18-20 метров, другая - длиной 60 метров и шириной 20 метров. По заключению судебно-медицинской экспертизы, в этих ямах зарыто свыше 15 тысяч трупов (акт судебно-медицинской экспертизы прилагается). Из ям извлечено около 500 трупов, из которых 215 было подвергнуто судебно-медицинскому исследованию. В числе их было 83 трупа мужчин, 117 женщин, 16 подростков и детей.

Установлено, что причиной смерти почти у всех лиц, трупы которых были исследованы, является сквозное пулевое ранение с исходным отверстием большей частью в затылочной области черепа. Это свидетельствует о том, что расстрел производился в затылок на близком расстоянии.

Комиссия считает ответственными за злодеяния, совершенные над мирным населением города Харькова: бывшего начальника особой группы гестапо СК-4 Гелленбруха, начальника особой группы гестапо СК-4 штурмбанфюрера, Нейман Вилли, помощника начальника майора Радецкого, сотрудника гестапо майора Мюллер, унтер-офицера Шнейдер, следователя гестапо унтер-офицера Фалькер, сотрудника гестапо унтер-офицера Остерман, сотрудника гестапо капитана Бойтон и унтер-офицера Франца Ловичко.

Они должны понести суровую кару за все свои чудовищные преступления, совершенные против советского народа.

Председатель комиссии: Профатилов И.И. 
[подписи 9 членов комиссии]

Документы обвиняют. Т.II, Москва, 1945, стр.307-309.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

Эвакуация евреев

 

Я хочу откровенно поговорить с вами об очень серьезном деле. Сейчас, между собой, мы можем говорить о нем вполне открыто, но никогда не станем говорить об этом публично. Точно так же, как, повинуясь приказу, мы выполняли свой долг 30 июня 1934 года:13 ставили к стенке заблудших товарищей - но никогда не говорили и никогда не станем говорить об этом. Наш природный такт побуждал нас никогда не касаться этой темы. Каждый из нас ужасался, но в то же время понимал, что в следующий раз, если это будет необходимо, он поступит так же.

Сейчас речь идет о депортации и об истреблении еврейской нации. Звучит это просто: "Евреи будут уничтожены". И все члены нашей партии, безусловно, скажут так: "Искоренение евреев, истребление их - это один из пунктов нашей программы, и он будет выполнен".

А потом приходят к нам все 80 миллионов достойных немцев, и каждый просит за своего порядочного еврея. Все остальные, конечно свиньи, но вот именно этот - хороший еврей. Ни один из тех, кто говорит так, не видел своими глазами, как это происходит... Большинство присутствующих здесь знает, что это такое - видеть 100, или 500, или 1000 уложенных в ряд трупов. Суметь выдержать это - за исключением отдельных случаев человеческой слабости, - и сохранить в себе порядочность - вот испытание, которое закалило нас. Это славная неписанная страница нашей истории, ибо мы знаем, как трудно было бы нам сегодня - в условиях бомбежки, тягот и лишений военного времени, если бы в каждом нашем городе еще жили евреи: скрытые саботажники, агитаторы и смутьяны. [...]
Богатство, которым они владели, мы у них забрали. Я дал строгий приказ, выполненный обергруппенфюрером СС Полем, передать все это рейху. Мы ничего не оставили себе. Совершившие ошибки понесут наказание в соответствии с приказом, отданным мной в самом начале, который гласил: каждый, кто присвоит себе хотя бы одну марку из этих денег, - подлежит казни. Несколько сотрудников СС - их немного - нарушили этот приказ, и их казнят. Пощады не будет. У нас есть моральное право, у нас есть обязательство перед немецким народом уничтожить эту нацию, которая хотела уничтожить нас. Но у нас нет права обогащаться, даже если речь идет только об одной шубе, об одних часах, об одной марке или одной сигарете. Наконец, мы не хотим, уничтожая бациллу, дать ей заразить себя и умереть самим. Я никогда не позволю себе остаться в стороне и наблюдать за тем, как появляется пусть даже маленькая червоточина и как она начинает расти. Где бы она ни появилась, мы вместе выжжем ее. Однако в целом мы можем сказать, что вдохновленные любовью к нашему народу, мы справились с этой труднейшей задачей. При этом мы не нанесли никакого вреда нашему внутреннему миру, нашей душе, нашему характеру...

Н.д-ты, PS - 1919.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

Завещание доктора Элькеса,14 главы Юденрата Каунасского гетто

19 октября 1943 г.

"Дорогие мои сын и дочь. Эти строки я пишу вам, мои любимые дети, в час, когда мы уже находимся здесь, в юдоли плача... Более 2 лет... Нам известно, что в ближайшие дни решится наша судьба: гетто, в котором мы находимся, будет растерзано. Погибнем ли мы все, или кто-то выживет, решит Господь...

Из 35.000 евреев Каунаса осталось в живых только около 17.000... Остальные погибли страшной смертью, убитые исполнителями воли самого ужасного Амана всех времен и народов. Многих из близких нам людей уже нет в живых: тетя Хана и дядя Арье убиты... вместе с 1.500 жителями гетто 4 октября 1941 года. Дядя Цви, который лежал тогда в нашей больнице со сломанной ногой, чудом спасся. Остальные больные вместе с врачами, медсестрами и родственниками, которые случайно оказались там, были убиты или сгорели заживо в больнице, подожженной солдатами со всех сторон...

Последнее и самое большое убийство, которое стоило нам 10.000 жертв за один раз, произошло 28 октября 1941 г. В тот день вся община была на грани жизни и смерти... Я сам стоял утром 29 октября посреди лагеря, ведомого на смерть. Я своими ушами слышал страшную симфонию плача, криков и стенаний 10.000 человек, молодых и старых, которая разрывала небеса...

Не знаю, любимые мои, доведется ли нам еще раз увидеться, смогу ли я обнять вас, прижать к груди. Прежде чем я расстанусь с этой жизнью и с вами, мои дорогие, я хотел бы сказать вам еще и еще раз, как вы дороги мне и как душа моя по вам тоскует. Помните, что сделал нам Амалек. Помните и не забывайте во все дни жизни вашей. И передавайте этот святой завет следующим поколениям. Немцы убивали, истребляли, уничтожали нас безмятежно и со спокойной душой. Я видел их, стоял рядом с ними в то время, когда они посылали на смерть тысячи мужчин и женщин, стариков и младенцев...

Я пишу вам в час, когда множество душ измученных, сирот и вдов, сирых и нищих стоят у порога моего и молят о помощи, а силы мои на исходе и внутри меня пустыня бесплодная, и душа моя оцепенела, и сам я гол и пуст, и нет больше слов на устах моих, но вы, мои любимые, загляните в мое сердце и поймете все, что я хотел и стремился сказать вам в этот час."

Исраэль Гутман, Наама Галиль. Катастрофа и память о ней. Иерусалим: Яд Вашем, 2007

ДатаСодержание заданияКол-во бойцовКомандир задания
7.10.43Уничтожение телеграфной связи по шоссе Гродно-Вильно в отрезке между Пирчупами и Тетянцами. Спилено свыше 50 телеграфных столбов и испорчены провода и изоляторы. Принимали участие 3 отряда: "Мститель", "За Победу" и "Смерть фашизму".35Чужой и Аранович Арон
11.10.43Уничтожение телеграфной связи по шоссе Вильно-Лида в отрезке у Крижувки. Спилено около 70 столбов, испорчены провода, разбиты изоляторы. Принимали участие бойцы из трех отрядов: "Мститель", "За Победу" и "Смерть фашизму".25 
23.10.43Уничтожение телефонно-телеграфной связи по железнодорожной магистрали Лида-Вильно в отрезке Яшуны-Стасилы, недалеко от Гуделок. Принимали участие бойцы из трех отрядов: "Мститель", "Смерть фашизму" и "За Победу".[...]25Магид Хона и Бранд
29.10.43Подрывы в г. Вильно: английскими минами были взорваны 4 трансформаторных установки и одна водопроводная канализационная труба. Участвовала подрывная группа, состоящая из 4 партизан: Витка Кемпнер, Хаеле, Матес Левин и Розов.4 
2.11.43Привели из г. Вильно 60 человек в партизанскую группу. Водила Витка Кемпнер и Хаеле. Группа прошла благополучно.2 
17.11.43Уничтожение двух мостов в дер. Жигарины и подрыв 2-х локомотивов узкоколейки. В деревне в то время находился небольшой немецкий гарнизон. Принимали участие бойцы трех отрядов: "Мститель", "За Победу" и "Смерть фашизму". [...]40Ковнер Аба
14.12.43Задание по обезоружению вооруженной деревни Посоли. Во время операции были стянуты гарнизоны из Раклишек и Мусники, из соседних вооруженных деревень. Завязался 2-часовой бой, в результате которого было несколько убитых и раненых фашистов.40Каплинский Шмулка
12.43Сожжение моста в дер. Даргужай. Мост проходил по новому шоссе Вильно-Ораны на отрезке Олькеники-Пирчупы. Поджог закончили под обстрелом Олькеникского гарнизона. Жертв не было. Участвовали бойцы 2-х отрядов: "Мститель" и "За Победу".40Ковнер Аба и Магид Хона
27.12.43Подрыв эшелона по желез. дороге линии Вильно-Гродно. Спущен локомотив и 10 вагонов с живой силой и транспортом.6Дидялис
31.12.43Подрыв эшелона по ж.д. линии Вильно-Гродно у станции Ландварово. Спущены локомотив и 21 вагон с живой силой и транспортом. Состав направлялся из Варшавы в Вильно. [...]6Ковнер Аба
31.12.43Обнаружение и захват агента гестапо Андрюшкевича из дер. Дайнава. Участвовали Липенгольц и Витка Кемпнер.2Липенгольц
1.44Подрыв парового котла и локомобиля на фабрике картона в Олькениках. Фабрика, т.е. машины и в первую очередь локомобиль, предназначались на вывоз в Германию.6ЛипенгольцПренер Якоб
1.44Подрыв эшелона на ж.д. линии Вильно-Гродно в отрезке между Матузами и Шаршишками. Количество спущенных вагонов не установлено. Убито при этом 200 итальянских солдат, возвращавшихся с фронта. [..]6Каплинский Шмулка
3.44Завал и минирование шоссе Гродно-Вильно в отрезке у Новых Мацель. Участвовали бойцы 2-х отрядов: "Мститель" и "За Победу". [...] Ресель Абрам
3.44В рамке общей задачи литовской бригады оба отряда, "Мститель" и "За Победу", спилили 120 столбов по ж.д. линии Вильно-Лида.38Магид Х. и Липенгольц
18.3.44Виленским отрядам была дана задача уничтожить связь телефонно-телеграфную между гор. Эйшишками о другими центрами. Оба отряда, "Мститель" и "За Победу", спилили 75 столбов по Гродненскому и Оранскому шоссе, при этом уничтожили провода и изоляторы.36Лазарь Хаим и Магид Х.
18.3.44Виленским отрядам была дана задача уничтожить связь телефонно-телеграфную между гор.Эйшишками о другими центрами. Оба отряда, "Мститель" и "За Победу", спилили 75 столбов по Гродненскому и Оранскому шоссе, при этом уничтожили провода и изоляторы.36Лазарь Хаим и Магид Х.
16.4.44В день рельсов наши оба отряда в рамках общей задачи, данной виленским отрядам, подорвали по ж.д. линии Вильно-Лида в отрезке между Стасилами и Яшунами 300 рельс. [...]40 
10.5.44Засада на Гродненском шоссе в отрезке между Пирчупами и Зигмунтишками. Участвовали оба отряда: "Мститель" и "За Победу". Было убито 11 немцев. Взяты трофеи: 6 винтовок, 4 гранаты, 4 гранатомета и 2 ручных пулемета Дегтярева.70Патритис, Бранд и Магид Х.
3.6.44В Мейлаховичах ожидали прибытия из Вильно группы, идущей в партизаны. Прибыло 8 человек, из которых 4 были приняты в наш отряд. [...]15Цельник Натан
7.6.44В местечке Олькеники был взорван смолярно-скипидарочный завод.8Пренер Якоб
22.6.44На железной дороге Вильно-Лида был спущен под откос паровоз и 2 вагона.8Бранд Шлома
25.6.44В деревне Жигарины был убит один немец и один ранен. [...] Левин Беня
4.7.44Подрыв эшелона на жел.д. линии Вильно-Лида. Спущен 1 паровоз и вагоны с живой силой и боеприпасами.30Бранд Шлома
8.8.44Подрыв рельсов на жел.д. линии Вильно-Лида на протяжении 2 км. Участвовали 3 отряда. Бранд

(При публикации сохраняется язык и стиль подлинника.)

Архив Морешет, Д., 1.4650

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

Каунас, 26 декабря 1943 г.

Мы, нижеподписавшиеся, группа узников Девятого форта, бежавших оттуда в ночь с 25 на 26 декабря этого года, в составе: Л.Васленицкий (Василенко), А.Дискант, А.Файгельсон, М.Гельбтрунк, П.Кракиновский, М.Дайц, А.Виленчук, Т.Пиловник, Гемпель, Ш.Идельсон и А.Менайский - составили следующий протокол:

  1. В период 1941-42 годов территория Девятого форта использовалась немецким командованием для проведения массовых расстрелов.
  2. Чтобы скрыть это преступление, немецкое командование в лице начальника каунасского гестапо приказало вскрыть могилы, где были захоронены жертвы расстрелов, и начать сожжение тел.
  3. Для выполнения этой работы гестапо собрало в Девятый форт в конце октября - начале ноября этого года 72 человека. Среди них были 34 советских военнопленных, 14 партизан-евреев, 3 русских - местные жители, схваченные при проведении диверсионного акта, 4 женщины, из них 3 еврейки и одна полька, и 17 евреев из Каунасского гетто.
  4. Работа была организована таким образом, чтобы окрестные жители ничего не обнаружили и никто не узнал, что делается на территории Девятого форта. Вокруг, на расстоянии 2 км [от форта], были развешены предупреждения, запрещающие под угрозой казни подходить близко. Зона работ площадью около 1 гектара была окружена брезентом (заслоном). Никого из людей, выполнявших работы, не предполагалось выпустить из форта живым. Это подтверждается тем фактом, что один еврей из гетто, заболевший аппендицитом, 5 ноября был расстрелян, а 7 военнопленных - пожилые люди и инвалиды - были расстреляны 13 ноября этого года. После этого на работе осталось 64 человека.
  5. В течение всего периода работ, т.е. с 1 ноября по 25 декабря (день побега), было вскрыто четыре с половиной могилы, каждая длиной 100-120 метров, шириной 3 метра и глубиной 1.5 метра. Были извлечено свыше 12000 тел - мужчин, женщин, детей. Эти тела складывались в штабеля, по 300 тел в каждом, для сожжения. Все, что оставалось в ямах после сожжения (зола и кости), измельчалось в порошок. Этот порошок смешивался с землей, чтобы не оставалось никаких следов.
  6. Чтобы воспрепятствовать побегам во время работ, рабочие были скованы вместе цепями. Имелись вышки с автоматчиками. Охрана была вооружена автоматами и пистолетами.
  7. Среди сожженных 12000 тел около 7000 принадлежало евреям из Каунаса.15
  8. Положение тел свидетельствовало о том, что людей загоняли в могилы группами и после этого расстреливали. В результате этого многие были закопаны, будучи только ранеными или даже не задетыми пулями.
  9. В день побега многие могилы еще не были вскрыты. Начальники гестапо рассчитывали, что они кончат работу к 1 апреля 1944 года...
11 подписей

(При публикации сохраняется язык и стиль подлинника.)

Архив Яд ва-Шем 0-33/2745.

Арад, Ицхак. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941-1944): Сборник документов и материалов. Иерусалим: Яд Вашем, 1991

Изо дня в день мы получаем из освобожденных районов тревожные сведения о чрезвычайно тяжелом моральном и материальном положении оставшихся там в живых евреев, уцелевших от фашистского истребления. В ряде местностей (Бердичев, Могилев-Подольский, Балта, Жмеринка, Винница, Хмельник, ст. Рафаловка Ровенской области и других) многие из спасшихся продолжают оставаться на территории бывшего гетто. Жилища им не возвращаются. Не возвращается им также опознанное разграбленное имущество. После пережитой уцелевшими евреями катастрофы местные власти не только не уделяют им должного внимания, но подчас грубо нарушают Советскую законность, ничего не делая, чтобы создать для них советские условия жизни.
Оставшиеся на местах пособники Гитлера, принимавшие участие в убийствах и грабежах советских людей, боясь живых свидетелей совершенных ими злодеяний, всячески способствуют упрочнению создавшегося положения…Обращает на себя внимание и тот факт, что получаемая Красным Крестом из разных стран помощь вещами и продуктами для эвакуированных и реэвакуированных, к нуждающимся евреям редко доходит. Следует указать на то, что зарубежные еврейские организации организовывают помощь пострадавшему от войны советскому населению без различия национальностей, но все же уделяют внимание районам со значительным количеством евреев.

Ицхак Арад, Катастрофа евреев на оккупированных территориях Советского Союза (1941-1945), т. 2, Днепропертовск-Москва 2007, стр. 774

Более тридцати лет прошло с тех пор, как в 1914 году я внес свой скромный вклад в Первую мировую войну, которая была навязана Рейху. Все эти тридцать лет мной двигали только любовь и преданность моему народу, которому я служил всеми своими помыслами и делами, всей своей жизнью. Это дало мне силы принимать самые трудные решения, стоявшие когда-либо перед смертным. Прошедшие десятилетия отняли у меня всю работоспособность, все здоровье.

Ложь, что я или кто-либо иной в Германии желали войны в 1939 году...

Благодаря мне также не осталось и тени сомнения в том, что, если народы Европы снова окажутся лишь пачкой ценных бумаг в руках международных заговорщиков, финансовых и банковских заправил, ответственность лежит на том народе, который является истинным виновником адских кругов убийств: на еврействе!

Благодаря мне не осталось никого, кто не был бы убежден, что на этот раз не только миллионы арийских детей в Европе умрут с голоду, не только миллионы взрослых мужчин погибнут и не только сотни тысяч женщин, детей и подростков будут сожжены при пожарах и умрут при бомбежках. Я убедил всех, что истинная вина должна быть непременно взыскана с виновных, пусть даже гораздо более гуманными средствами...

Превыше всего я обязываю руководство нации и его последователей тщательно следить за исполнением расовых законов и со всей беспощадностью бороться с международной заразой - мировым еврейством.

Составлено в Берлине, 28 апреля 1945 года, в 4 часа. В качестве свидетелей: доктор Йозеф Геббельс, Вильгельм Бургдорф, Мартин Борман, Ганс Крабс.

Исраэль Гутман, Наама Галиль. Катастрофа и память о ней. Иерусалим: Яд Вашем, 2007