Посетителям
Часы работы:

Воскресенье-четверг: 9:00-17.00 Пятница и предпраздничные дни 9.00-14.00.

Яд Вашем закрыт по субботам и в дни израильских праздников

Как добраться до Яд Вашем на частном автомобиле:
Дополнительная информация для посетителей: click here

Майданек

В сентябре 1941 г. в пригороде Люблина был создан концентрационный лагерь Майданек. Лагерь был основан для изоляции и уничтожения тех, кого немцы считали врагами Третьего рейха. Впоследствии к этому добавились две другие задачи: заключение советских военнопленных и уничтожение евреев.

С момента создания в сентябре 1941 г. и до освобождения в июле 1944 г. во главе лагеря стояли пять комендантов: Карл Кох, Макс Кегель, Герман Флорштед, Мартин Вайсс и Артур Либехеншель.

Первые заключенные прибыли в Майданек в октябре 1941 г. За следующие два с половиной года в лагерь прибыло множество групп узников, среди которых были советские военнопленные и заключенные из других концлагерей, таких как Заксенхаузен, Дахау, Бухенвальд, Освенцим, Нойенгамме и Флоссенберг. Кроме того, в лагере содержались польские граждане, задержанные немцами во время рейдов или прибывшие из других мест заключения, а также польские крестьяне Замостского района, изгнанные из своих домов, и жители Украины и Белоруссии. В лагерь также депортировали евреев из Польши, Чехословакии, Германии, Голландии, Франции, Венгрии, Бельгии и Греции. Десятки тысяч евреев прибыли в Майданек из Варшавы после восстания в Варшавском гетто в апреле 1943 г., и тысячи – из Белостока после ликвидации гетто в августе 1943 г. За все время существования Майданека через этот лагерь прошло около 150.000 человек 54 национальностей из 28 стран.

По данным судебного расследования, проведенного в Польше после войны, судьей Зджиславом Лукашкевичем утверждалось, что в лагере погибли около 360.000 человек (из них лишь 200.000 были зарегистрированы в качестве заключенных). Лукашкевич считал, что среди них было около 200.000 евреев и 100.000 поляков. В недавно проведенной оценке уровня смертности в Майданеке польский исследователь Томас Кранц установил, что всего в лагере погибло около 78.000 человек, из них около 60.000 евреев.

Поскольку в Майданеке номера заключенных использовались повторно, а не присваивались лишь одному узнику, и номер погибшего передавался вновь прибывшему, возникла трудность произвести точный подсчет жертв лагеря.

Значительная часть жертв были расстреляны в Кренпицком лесу, в 10-12 километрах от лагеря. Долгое время считалось, что в Майданеке, как и в Освенциме, уничтожение происходило при помощи газа «Циклон-Б». Сегодня известно, что уничтожение происходило в небольшой газовой камере, действующей от танкового двигателя, подобно тому, что использовался в лагерях операции «Рейнхард», и имело меньшие масштабы, чем считалось долгие годы.

О прибытии и первых часах в Майданеке рассказывает Алина Бирнбаум:

«Мы находимся в Майданеке. Деревянные бараки, в каждом из которых 700-800 женщин, лежащих и сидящих прямо на полу. Чтобы занять там место, нужно драться насмерть с другими. Все стоят и сидят друг на друге. Позднее принесли суп. До этого (перед отправкой в лагерь) я три недели ничего не ела, кроме кубика сахара несколько раз в день. Но где взять тарелку, чтобы получить суп? На несколько сот женщин в бараке было 200-250 металлических емкостей. Все вырывают друг у друга эти тарелки, после чего прорываются к кастрюле. От голода женщины наваливаются на кастрюли супа и выливают его друг на друга. А мне ничего не было нужно, я хотела, чтобы мне вернули мою маму…»
Из устного свидетельства Алины Бирнбаум.

Многие заключенные Майданека умерли в лагере вследствие тяжелых условий содержания – болезней, голода, холода, тяжелой работы и истощения. Немало узников погибло от побоев охраны. Другие были убиты во время массовых акций уничтожения – их расстреливали или отправляли в газовые камеры. Большинство погибших в газовой камере были евреями. Некоторых отправляли в газовые камеры сразу по прибытии. В этом смысле Майданек действовал как лагерь уничтожения. 
Таким образом, несмотря на то, что Майданек был не только лагерем уничтожения, но в первую очередь концентрационным лагерем, уничтожение в нем евреев было частью операции "Рейнхард" и прекратилось в 1943 году вместе со свертыванием всей операции.

В конце 1943 г. немцы приняли решение о необходимости истребить последних оставшихся в живых еврейских узников Майданека, а также тех, кто оставался в трудовых лагерях Травники и Понятова. Эта акция получила кодовое название операция «Эрнтфест», («Праздник уборки урожая»). Решение об операции было принято после волны восстаний еврейских узников в Варшавском гетто и в лагерях Треблинка и Собибор. Она носила характер военной операции и была проведена одновременно во всех лагерях рядом с Люблином, таким образом, узники трудовых лагерей оказались неподготовленными к сопротивлению.

В Майданеке на утренней поверке 3 ноября 1943 г. евреев отделили от остальных заключенных. Затем их увели во рвы, вырытые рядом с южной оградой лагеря несколькими днями ранее, и расстреляли. Из репродукторов доносились громкие звуки танцевальной музыки, заглушавшие выстрелы. В этот день в Майданеке было убито 18.000 евреев. За 48 часов операции в лагерях Люблинского района погибли около 42.000 евреев.

В июле 1944 г., в преддверии советского летнего наступления, лагерь был ликвидирован, а здание главного крематория сожжено. Однако в спешке отступления не были уничтожены сам крематорий, газовая камера, бараки заключенных и большая часть документов. Первым, кто написал об этом лагере, был советский поэт, писатель и корреспондент Константин Симонов. Вот фрагмент из его воспоминаний:

"Приведу лишь несколько страничек первоначальных блокнотных записей. Просто для того, чтобы прочитавшие их почувствовали, как, впервые вплотную вдруг столкнувшись со всем этим, можно было действительно рехнуться! Рука водила карандашом по бумаге, а ум все еще отказывался верить в реальность того, что записываю.
...Форнихтунгслагер — лагерь уничтожения...
Официально назывался — Люблинский концентрационный лагерь войск СС...
На первоначальной карте строительства было написано: «Лагерь Дахау № 2». Потом это название исчезло...
Первые две тысячи евреев из Люблинского гетто пригнаны на строительство лагеря осенью сорок первого года...
Декабрь 41-го. Прибыло 700 поляков из Люблинского замка и 400 польских крестьян, не сдавших немцам налогов...
Апрель 42-го. Транспорт 12 тысяч человек из Словакии — евреи и политзаключенные.
Летом 42-го. Еще 18 тысяч из Словакии и Чехии.
Июль 42-го. 1500 поляков, обвиненных в партизанских действиях.
Август 42-го. Большая партия политзаключенных из Германии.
Декабрь 42-го. Из Освенцима, под Краковом, привезено несколько тысяч евреев и греков.
17 января 43-го. 1900 поляков, из них 400 женщин из Варшавы.,
2 февраля 43-го. 950 поляков из Львова.
4 февраля 43-го. 4 тысячи поляков и украинцев из Тарнополя.
Май 43-го. Прибыло 60 тысяч из варшавского гетто.
Лето и осень 43-го. Транспорты, каждый не меньше тысячи человек, интервал — два-три дня, из германских лагерей — Заксенхаузен, Дахау, Флёссенбург, Бухенвальд…"

Константин Симонов, Разные дни войны, 1944 год, глава 20, Москва 1982.

Когда Красная Армия в июле 1944 г. освободила Майданек, там было обнаружено 2. 500 заключенных. Увиденное и услышанное от узников произвело сильное впечатление на советских солдат и офицеров (как видно, например, из предыдущего фрагмента).

Советские офицеры делали фотоснимки. Прибывали журналисты, чтобы написать об увиденном. Зиновий Толкачев, киевлянин еврейского происхождения, был военным художником, приписанным к армии. Увиденное им в Майданеке, а позднее и в Освенциме, он запечатлел в рисунках на холсте и в сотнях карандашных зарисовок. Его работы были впервые выставлены в Люблине спустя несколько месяцев. Потом выставка перемещалась по Польше и была представлена в Кракове, Жешове, Катовицах, Лодзи и других местах.

Сам Толкачев позднее так рассказывал о том, что заставило его, именитого художника, пойти добровольцем на фронт и запечатлеть на холсте увиденное:

«Я ненавижу фашизм; я сделал то, что должен был сделать, сделал то, что требовала от меня моя совесть, и повелело сердце».