Посетителям
Часы работы:

Воскресенье-среда: 8:30-18.00
Четверг: 8:30-20.00
Пятница и предпраздничные дни 8.30-14.00.

Яд Вашем закрыт по субботам и в дни израильских праздников

* По четвергам до 20.00 открыты только Музей истории Холокоста, Художественный музей, выставки и синагога. Все остальные места для посещений закрываются в 17.00.

Как добраться до Яд Вашем на частном автомобиле:
Дополнительная информация для посетителей: click here

Эвакуация населения

  1. Куманев Г.А., «Война и эвакуация в СССР 1941-1942 годах», Новая и новейшая история, 2006, № 6.
  2. Учитывая данные приведенные в более новых исследованиях Павла Поляна и Александра Гурьянова можно говорить о примерно 400,000 депортированных из районов аннексированных СССР в 1939-1940 гг.
  3. Смиловицкий Леонид, «Эвакуация и бегство из Турова. Лето 1941 г.», Уроки Холокоста, история и современность, 2008, №1.
  4. Ицхак Арад, Катастрофа евреев на территории Советского Союза (1941-1945), Днепропетровск-Москва 2007, стр. 154. По мнению Арада без учета призванных в ряды РККА было эвакуировано всего 779.410 евреев.
  5. Потемкина М.Н., «Эвакуация и национальные отношения в советском тылу в годы Великой Отечественной войны (на материалах Урала)», Отечественная история, 2002, №3.
  6. Швейбиш С., «Эвакуация и советские евреи в годы Катастрофы», Вестник Еврейского университета в Москве, 1995, № 2(9). С. 36–55.
  7. Mordechaj Altshuler. Soviet Jewry on the Eve of the Holocaust. Yad Vashem, Hebrew University, Jerusalem, 1998, p. 182.
  8. Смиловицкий, там же.
  9. Левин Дов, «Спасение евреев Советским Союзом во время Второй мировой войны - Эстония», Шоа – история и Память, 2002, 133-151 (иврит).
  10. Потемкина, там же.
  11. Левин и Смиловицкий там же.
  12. Ицхак Арад, Под сенью красного знамени, Иерусалим 2008, стр. 33-36 (иврит).
  13. Арад, там же, стр. 37.

1. Эвакуация евреев СССР во время Второй мировой войны

Эвакуация советских граждан и материальных ресурсов во время Второй мировой войны представляет собой уникальное явление в истории. В период с 22 июня 1941 года и до наступления под Сталинградом в 1942 году из угрожаемых районов было вывезено, по официальным советским данным, около 17 млн. человек, тысячи промышленных предприятий и огромные материальные ресурсы. По мнению маршала Жукова, именно эвакуация промышленных предприятий позволила Советскому Союзу победить во Второй мировой войне. Для евреев СССР эвакуация была практически единственным спасением.

1.1. Общая политика эвакуации

Первые планы эвакуации человеческих и материальных ресурсов с угрожаемой территории появились еще до начала войны, в апреле-мае 1941 года. Однако представленный план был отклонен Сталиным как несвоевременный. Таким образом, к началу нацистского наступления в СССР не было никаких утвержденных планов и не было произведено никакой подготовки к эвакуации из приграничных районов.

22 июня 1941 года началось спонтанное бегство мирного населения из приграничных районов, а местные власти были вынуждены начать эвакуацию, не имея на то официальных распоряжений. Уже в первый день войны со станций Белосток и Гродно было отправлено 30 эвакопоездов.

23 июня 1941 года Сталин дал разрешение на начало массовой эвакуации. Первыми вывезли 14 тысяч детей из детских домов, санаториев и пионерских лагерей. Для помощи беженцам были открыты 24 пункта помощи (в Орше, Витебске, Могилеве и др.)

24 июня был образован Совет по эвакуации во главе с министром путей сообщения Кагановичем. Основными целями эвакуации были вывоз промышленных предприятий, сырья и материальных ценностей с угрожаемых территорий. 27 июня 1941 года был определен порядок вывоза и размещения людских ресурсов. При эвакуации получали предпочтение: рабочие вывозимых предприятий, семьи командиров РККА и госбезопасности, семьи работников аппарата и дети до 15 лет.1

Уже ко 2 июля в пути находилось 210 эшелонов на 29 железных дорогах. Однако значительная часть беженцев уходила самостоятельно. Дороги были переполнены людьми, которые пытались бежать от наступающего противника. В первые недели войны эти люди не могли далеко уйти из-за стремительного наступления немецкой армии. Еще до прихода немцев в таких регионах, как Западная Украина, Литва и Латвия, местные коллаборационисты не давали беженцам уйти и возвращали их домой, перекрывая дороги. Часто путь преграждали уже немецкие десанты и немецкая армия. Таким образом, в первый период войны, до середины июля (временная стабилизация фронта под Смоленском и на Киевском направлении) наибольшие шансы на спасение имели те, кто сумел сесть на поезд.

Однако и поезда спасали не всегда. Так, вывоз людей по Брест-Литовской железной дороге начался только после десяти вечера 23 июня 1941 года, когда был получен прямой приказ из Москвы. На станциях стоял к тому моменту 10.091 вагон с людьми и грузами. Однако из-за быстрого наступления немцев было отправлено лишь около половины из них – 5675 вагонов.

Составы ехали на восток под постоянным обстрелом противника. Большинство из них обстреливались немецкими самолетами, в поездах были убитые и раненые. То же можно сказать и о переправах через многочисленные реки, и о дорогах, запруженных беженцами. Таким образом, далеко не все эвакуированные достигли тыла.

Начиная с 5 июля 1941 года, на основных железнодорожных узлах были открыты эвакуационные пункты. Уже к 18 июля их было сто двадцать. Эти пункты принимали эшелоны, выдавали хлеб и кипяток, в некоторых из них были столовые и душевые. Их целью была материальная поддержка беженцев. К этому моменту в дороге находились уже миллионы людей.

Учетом эвакуированных занималось Управление по эвакуации населения, в подчинении которого было Центральное справочное бюро в Бугуруслане. Тем не менее, учет был далеко не полным. Так, согласно данным на 10 декабря 1941 года, было поименно учтено 3.074.000 человек. В начале 1942-го произвели перепись, в соответствии с которой в восточных районах находилось 7.417.000 эвакуированных. Известно, однако, что в тыл было переправлено до 17 млн. граждан (по более ранним данным - 12 млн.). Многие не были учтены, поскольку жили у родственников на восточных территориях, либо передвигались в тыл своими силами. Так, по данным на 18 июля 1941 года около 1 млн. эвакуированных не доехали до пунктов назначения, а поселились у родственников и знакомых на пути следования.


1.1.1 Довоенное переселение граждан Польши и Прибалтики

17 сентября 1939 года Советский Союз вторгся в восточные районы Польши. Позднее к СССР были присоединены страны Прибалтики и часть Румынии. В период с сентября 1939 по июль 1941 года с этих территорий в специальные поселения было депортировано по официальным данным 1.173.170 человек,2 представителей разных национальностей: поляков, украинцев, евреев, латышей, литовцев и многих других. Причем депортация продолжалась даже в первые дни войны.

В конечном счете, эти люди оказались беженцами в восточных районах СССР, как и эвакуированные. Сколько среди них было евреев, точно неизвестно. По данным польского посольства, на территории СССР в его восточных районах в 1942 году находился 265.501 польский гражданин. Причем здесь речь идет о людях, живших до войны во внутренних районах Польши, а не в районах, присоединенных к СССР. Можно предположить, что значительная их часть были евреи.


1.2. Эвакуация советских евреев

В последние двадцать лет ведется научный спор об эвакуации евреев СССР во время Второй мировой войны. Центром этого спора является вопрос о том, давало или не давало советское правительство приоритет евреям во время эвакуации. Все согласны с тем, что правительство СССР уже на ранних этапах войны имело полную информацию об уничтожении евреев на оккупированных территориях. Поэтому часть историков обвиняют правительство в невмешательстве, которое привело к уничтожению миллионов людей (см. Леонид Смиловицкий3 Ицхак Арад4). С другой стороны, С. Швейбиш и многие российские историки (например М.Н. Потемкина)5 указывают на то, что процент евреев среди эвакуированных был значительно более высоким, чем их вес в населении угрожаемых районов.

В статье "Эвакуация и советские евреи в годы Катастрофы" Швейбиш назвал новые цифры эвакуированных евреев в СССР. Ранее было принято считать, что было эвакуировано около 1 млн. евреев (Арад). Однако Швейбиш приводит совершенно иную статистику.6 Согласно ей, на территории СССР к началу войны проживало около 4.855.000 евреев, без учета еврейских беженцев из Польши и Румынии, и с учетом западных территорий, присоединенных начиная с сентября 1939 года. Из них 4.095.000 проживали на территориях, которые позднее были оккупированы нацистами. По мнению Швейбиша, из них в советский тыл были вывезены от 1,2 до 1,4 млн. евреев. Более того, по данным ЦСУ СССР от 15 сентября 1941 года, доля евреев среди эвакуированных, не включая детей из эвакуированных детских учреждений, составляла 24,8%. Таким образом, евреи находились на втором месте после русских (52,9%). Согласно этим данным, процент эвакуированных евреев был выше их процента на оккупированных территориях и выше процента всех остальных групп населения, кроме русских. Недавно был найден документ, согласно которому только с сентября по декабрь 1942 года было эвакуировано около 800 тыс. евреев.

Однако трудно спорить с тем, что это не было результатом политики СССР по спасению евреев, а скорее результатом того, что евреи понимали всю опасность своего положения, и слухи о происходящем с евреями на оккупированных территориях заставляли их бежать. Кроме того, часть евреев в эвакуируемых группах населения была больше их части в населении в целом. Так, процент евреев-инженеров, офицеров РККА и госбезопасности, партийных работников и рабочих был выше их процента в населении страны.7


1.2.1. Западные территории

Количество эвакуированных в тех или иных областях напрямую зависело от расстояния этих мест от государственной границы СССР и, соответственно, от момента оккупации. Важным фактором было также наличие железной дороги или возможность быстро добраться до железнодорожной станции. Одним из основных условий эвакуации евреев было понимание опасности, которую несла власть нацистов. Однако, несмотря на то, что антисемитская политика нацистов была хорошо известна в СССР, а беженцы из Польши рассказывали о нацистской политике против евреев в этой стране (официальная информация скрывалась властями СССР из-за мирного договора с Германией), в первые дни не было четкого понимания опасности нацистской оккупации для евреев.

На вновь присоединенных к СССР в 1939 году территориях проживало около 2 млн. евреев. Однако, только 170 тыс. из них сумели бежать на восток, и лишь около 100 тыс. - добраться до глубокого тыла. Иными словами: на этих территориях, попавших под власть нацистов в первые же дни войны, попытались спастись 7-9% еврейского населения, а спаслись лишь 5-7%.8


1.2.2. Восточные территории

Чем восточнее находились территории, тем больше евреев на них сумели спастись. Так, на территориях Восточной Белоруссии, занятых нацистами к середине июля, проживало до войны 105-110 тыс. евреев, из которых удалось спастись 45-48 тысячам человек, то есть около 43% еврейского населения. Всего в Западной и Восточной Белоруссии, оккупированной к середине июля 1941 года, спаслось 24-27% евреев.

Следует заметить, что основная масса эвакуированных по официальным каналам были жители Москвы и Ленинграда – 56% от общего числа эвакуированных. Значительная же часть населения добиралась на восток собственными силами.

В областях Белоруссии, оккупированных после середины июля, то есть после первой стабилизации фронта под Смоленском и Лугой, проживало до войны 125 тыс. евреев. Из них удалось эвакуироваться примерно 80 тысячам человек, то есть 64% еврейского населения этих регионов.

Аналогичную ситуацию мы наблюдаем и в других регионах. Так, из Литвы эвакуировалось только 6% евреев (около 15 тыс. человек), из Латвии 16% (тоже около 15 тыс. человек), а из Эстонии 65% (около 3000 человек).9

Процент спасшихся евреев из крупных городов со значительным еврейским населением, таких как Киев, Одесса, Харьков, был огромным. Так, в Харькове, из 150 тыс. евреев, которые жили там до войны, под оккупацией осталось менее 20 тыс. В Киеве эвакуировались около 150 тыс. из 200 тыс. довоенного еврейского населения, и в Одессе эвакуировался немногим меньший процент евреев. Эти города отвечали всем перечисленным ранее условиям: они были оккупированы на относительно позднем этапе, когда у евреев было время эвакуироваться, и когда уже было известно о том, что происходило под нацистской оккупацией, а также находились на крупных железнодорожных узлах. Кроме того, это были промышленные центры, и многие эвакуировались со своими предприятиями.


1.3. Места эвакуации

Зачастую принято думать, что местами эвакуации были крупные города в тылу СССР, такие как Ташкент, Алма-Ата, Уфа, Куйбышев (Самара) и пр. В упомянутые города и во многие другие центры действительно хлынул крупный поток беженцев. Однако большинство эвакуированных находились в значительно более мелких населенных пунктах. В этом смысле существовала большая разница между теми, кто эвакуировался с предприятиями, и теми, кто ехал самостоятельно и позднее получал разрешение на работу.

Основная промышленность была направлена на Урал. По данным на 1 октября 1941 года в Свердловской области из общего числа эвакуированных 54,5% составляли русские, 30% евреи, 9,7% украинцы, 2,9% белорусы, 0,5% поляки, 0,7% латыши, 0,2% литовцы, 0,04% молдаване и 1,1% представители других национальностей (всего на Урале находились тогда представители 60 национальностей).10

Люди, эвакуировавшиеся самостоятельно, могли выбрать место эвакуации. Как правило, в этих случаях место эвакуации менялось более одного раза. Это зависело от возможности найти жилье и работу. Многие выбирали жизнь в сельской местности, поскольку там можно было легче прокормиться.


1.4. Условия жизни и быта

Первым условием эвакуации была возможность воспользоваться транспортным средством. Наиболее эффективным транспортом, учитывая расстояния, о которых идет речь, был поезд. Однако для того, чтобы попасть на поезд, надо было получить разрешение на эвакуацию. Если человек или семья не принадлежали к категориям населения, которым был дан приоритет в эвакуации, получить такой документ было трудно, иногда невозможно. Уже в эвакуации без этого документа также было невозможно получить продовольственные карточки, без которых практически не существовало способа добыть пропитание.11

Миллионы людей эвакуировались без разрешений и документов. Они фактически самостоятельно добирались до тыла. Иногда удавалось получить разрешение по дороге. Существуют свидетельства приобретения таких разрешений за взятки. Многие получали соответствующие документы уже в местах эвакуации, найдя работу.

Даже те, кто получал карточки, голодали. Так, на неработающего человека, как правило, полагалось 200 г. хлеба в день Привилегированным неработающим людям, а также детям в детских учреждениях полагалось 600 г. в день. Работающие, как правило, получали от 600 до 800 г. в день. Именно этим объясняется тот факт, что большинство подростков в эвакуации, начиная с возраста 12-13 лет, стремились попасть на работу. Для многих это была единственная возможность выжить.

Физические условия жизни были разными. Так, сотрудники эвакуированных предприятий часто жили в бараках, а первое время даже в палатках по многу человек. Нередко семья занимала трехэтажные нары по количеству членов семьи, отделяясь от других жителей барака простынями. На более поздних этапах строили картонные и деревянные перегородки. В других местах людей селили по уплотнению. То есть к семье в квартиру подселяли еще одну семью. Те, кто мог, снимал себе жилье, часто за ценные вещи, привезенные из дома. Те, у кого были в тылу родственники и знакомые, как правило предпочитали обращаться к ним.

1.5. Евреи в РККА

После революции 1917 года евреи впервые получили доступ к военной карьере. В 20-30-е годы в СССР был немалый процент евреев среди офицерского состава РККА во всех видах вооруженных сил. Речь идет о многих тысячах еврейских офицеров всех рангов. Самым известным из них был, конечно, крупный теоретик танковой войны Йона Имануилович Якир, расстрелянный в 1937 году.

По оценкам, в рядах РККА на протяжении Великой Отечественной войны побывало 490.000-520.000 евреев. Около половины из них погибли на фронте или были уничтожены в плену. Согласно официальному советскому источнику, который летом 1943 года опубликовал данные национального состава 200 советских дивизий, евреи составляли в них 1,5-1,6 процентов бойцов. Поскольку известно, что часть евреев, которые служили в РККА, скрывали по разным причинам свое еврейское происхождение, можно сказать, что реальный процент евреев в РККА в тот момент составлял 1,78%. Кроме того, тысячи еврейских партизан были призваны в армию после освобождения Украины и Белоруссии. Таким образом, количество евреев в Красной Армии примерно соответствовало их проценту в населении СССР.12

Существует спор о количестве евреев среди Героев Советского Союза. В книге Гершона Шапиро, который сам был бойцом Красной Армии, мы находим 150 имен евреев - Героев Советского Союза. Фёдор Сабралов называет 120 имен, а также еще 20 человек, которые в официальных документах значатся русскими, но скорее всего являются евреями. Еще 11 имен в его книге это евреи - Герои Советского Союза, получившие это звание еще до войны. Тем не менее, очевидно, что оба автора не сумели посчитать всех евреев, представленных к этому званию, поскольку постоянно появляются новые и новые сведения о евреях - Героях Советского Союза.13

1.5.1. Еврейские партизанские отряды

Налибоцкая пуща, члены семейного отряда Бельских, в центре легендарный командир отряда – Тувья Бельский, архив Яд Вашем 121Go2
Налибоцкая пуща, члены семейного отряда Бельских, в центре легендарный командир отряда – Тувья Бельский
Следует особо отметить как отдельные еврейские партизанские отряды, так и еврейские семейные отряды. В случае семейных отрядов речь шла о партизанских отрядах, целью которых было не только и не столько воевать с нацистами, сколько спасти как можно большее количество людей. Именно поэтому в такие отряды принимали людей без различия пола и возраста, невзирая на боеспособность и наличие оружия. Самым известным был отряд под командованием братьев Бельских, в Белоруссии. Всего же мы знаем о 28 таких отрядах. В одном только отряде Бельских спаслось 1280 человек. В соседнем отряде Семена Зорина спаслось примерно такое же количество евреев. Таким образом, тысячи евреев, переживших Холокост, прошли через боевые или семейные партизанские отряды.

Евреи были вынуждены создавать свои собственные отряды из-за антисемитизма в партизанском движении, а также из-за того, что в нееврейские боевые отряды как правило не брали женщин, стариков и детей.

Вместе с тем следует понимать, что абсолютное большинство евреев, спасшихся на территории СССР во время Холокоста, были именно те, кто сумел эвакуироваться в советский тыл