Праведники народов мира

Избранные истории

С партизанами на Большую землю

Николай Киселев (Беларусь)

Николай Киселев. Во время войныНиколай Киселев. Во время войны
Фотогалерея

Николай Киселев родился в 1913 году в Башкирии. В начале 30-х годов он отправился в Москву, поступил в институт Внешней торговли и успешно закончил его в 1941 году. Киселев был членом Коммунистической партии, искренне верившим в идеалы революции.

В начале Великой Отечественной войны он добровольно ушел на фронт, участвовал в битве под Вязьмой, в оборонительных боях за Москву. В октябре 1941-го был ранен и попал в немецкий плен. Совершив побег из идущего на запад состава с пленными,  он оказался в Западной Белоруссии. Пешком добрался до городка Илия Вилейского района, нашел там временную работу и решил организовать группу сопротивления. Постепенно собрался отряд единомышленников – местные жители и беглые военнопленные. Вместе они стали  искать и налаживать контакты с партизанами, слухи о которых ходили по Илие.

В 1942-м Киселев был принят в отряд Месть под  командованием Василия Воронянского. Вскоре он получил задание создать отряд из евреев, скрывавшихся в лесах, а также бойцов Красной Армии, бежавших из немецкого плена. Так возник лагерь под названием Победа, в составе которого находилось также около 300 человек гражданского населения. Большинство обитателей лагеря были евреями,  главным образом из местечка Долгиново. Дети и женщины, люди, не способные держать оружие, жили в лесу и находились под защитой партизанского отряда Месть. Хотя боевому отряду, успех операций которого во многом зависел от мобильности и внезапности нападений, было трудно опекать такое количество людей, добывать для них продовольствие и теплую одежду.

К лету 1942 года  командиры отряда решили перевести женщин, стариков и детей за линию фронта. Однако фронт в то время находился в сотнях километрах на восток, добраться до него было трудно даже одиночкам, а группе в 300 человек  (большинство из них были  евреи) вообще казалось невозможным. И тем не менее Киселев добровольно вызвался вывести людей. Для сопровождения и охраны командир отряда выделил Киселеву пять (!) вооруженных бойцов.

В конце августа они отправились в путь. Киселев, пять партизан и немногим более 200 евреев – остальные погибли во время нападений немцев. Шли в основном но ночам, а днем Киселев и его бойцы отправлялись на поиски еды. Разоренные войной крестьяне нелегко расставались с продуктами, в особенности, когда узнавали, что они предназначены для евреев, - и Киселеву часто приходилось применять угрозы и силу.

Беженцы были измучены голодом, холодом и болезнями. В пути тринадцатилетний Шимон Хевлин заболел дизентерией и уже не мог самостоятельно передвигаться, к тому же он мог легко заразить других. Изможденные люди не имели сил нести его, не верили в возможность выздоровления и потребовали у родителей Шимона оставить подростка в лесу. Киселев возмутился, услышав об этом, и назначил дежурных, которые по очереди вели больного под руки, часто сменяя друг друга. Трехлетняя Белла Кремер все время плакала от голода, родители отчаялись успокоить девочку и в ответ на требование других беженцев согласились утопить ее. Понимая, что эти люди не в себе от голода и страха, Киселев отобрал ребенка у родителей и сам нес ее много дней, подкармливая из собственного пайка. Часто случалось, что одноногий портной Рубин отставал в дороге. Киселев не раз останавливал всю группу и посылал бойцов на поиски Рубина, несмотря на недовольство и жалобы других.

Спустя три месяца, 25 ноября 1942-го, группа Киселева попала в зону, контролируемую советскими партизанами, вплотную прилегающую к фронту в районе города Великие Луки. Вот как описывает этот день участник похода Шимон Хевлин:

- Было уже совсем холодно и мы практически замерзали, ведь уже начиналась зима. Однажды Киселев сказал, что мы добрались до места и надо обязательно сесть в состав с солдатами, который придет на станцию, и дальше следовать уже на поезде. Мы пришли на станцию, счастливые, что все самое страшное для нас уже позади. И вдруг налетели немецкие самолеты и стали бросать бомбы. Мы испугались – столько пережили и можем здесь погибнуть. Но скоро самолеты улетели и мы стали садиться в поезд. В это время прибежал мой отец и сказал, что Киселева арестовали. Все люди побежали на станцию и оказалось, что Киселева арестовали, так как посчитали его дезертиром, который прибыл на станцию с какими-то оборванцами. Тогда мой отец и другие мужчины   рассказали, что сделал для нас Киселев, что он спас всех нас.

После выхода из окружения Николай Киселев сопровождал выведенных им людей до города Уфа, затем вернулся в Москву, где прошел медицинское обследование и был направлен на лечение. Через пять месяцев его уволили в запас по состоянию здоровья.

После войны Киселев закончил Академию внешней торговли и до своей кончины в 1974 году работал в Министерстве Внешторга. На протяжении многих лет он переписывался с некоторыми из спасенных им евреев, а также с соратниками по подпольной работе в Илие. Правительство никак не отметило и не поощрило его за подвиг: спасение 217 евреев – уникальный случай в истории Катастрофы. Но как партизан и офицер РККА, он имел другие награды. Николай Киселев женился на еврейке Анне Сиротковой,  с которой познакомился в Вилейских лесах и которая была одним из пяти бойцов, сопровождавших группу беженцев. Вместе они вырастили своих детей, Николая и Татьяну.

28 сентября 2005 года Яд Вашем удостоил Николая Киселева почетного звания Праведник народов мира.