Международная школа преподавания и изучения Катастрофы

Из дневника Елены Буйвидайте-Куторгене (Каунас, Литва), апрель-июнь 1942 года

Свидетельства, письма, дневники



Каунас, Литва. Праведница Народов Мира Елена Куторгене-Буйвидайте (1888-1961).Каунас, Литва. Праведница Народов Мира Елена Куторгене-Буйвидайте (1888-1961).

2/4. Мои домашние меня все попрекают за то, что я делюсь, помогаю иногда, отсылаю... приходится вообще очень многое скрывать, вечно быть настороже... Это очень утомительно... Тоскую о Вите... с карточки глядят на меня грустно-мечтательные, точно грезящие о чем-то далеком, глаза... задумчивые, печальные...

В Вильнюсе бомбой с самолета убит ксендз, большой литовский "патриот" (ох, уж эти мне патриоты!) боровшийся с польским засильем. Литовцы убеждены, что поляки с помощью ракет навели летчиков на это здание (по иным данным в нем происходило собрание и посему оно было ярко освещено). Расстреляно 300 поляков-заложников! 700 арестовано за это!.. Литовцы сводят счеты с поляками, которые тоже в долгу не остаются... Немцам только этого и надобно... Как глупы люди! Как опротивел мне этот шовинизм... Как тоскую я по дружбе народов... по иным, более высоким лозунгам, по иной жизни...

5/4. Первый день пасхального праздника... У нас привыкли праздновать его вкусной едой, а немцы ничего не выдали: ни масла, ни яиц, ни муки, ни, ни и т.д. даже "патриоты" и те ворчат на немцев... Патриоты - иначе называют их литовские националисты - привыкли хорошо покушать, так как отечество хорошо оплачивало их усердие и любовь к родине, обязательно комбинируемую с ненавистью к ее "врагам", как-то: полякам, евреям, русским, большевикам и т.п.

Сегодня солнце, но холодно... читаю... читаю... забываюсь...

7/4. Одна женщина рассказала, что в Янове, местечке недалеко от Каунаса, 60 литовских стрелков убили осенью всех евреев и расхитили их имущество... у одной женщины, взявшей на воспитание малютку еврейскую девочку, отняли ее и убили...

Вечерами в 5 часов ежедневно еврейские рабочие бригады возвращаются с работы в гетто, унылые, измученные, согбенные, ободранные, грязные люди с этими противными желтыми звездами на груди и спине... Дворники, стоя у ворот, пристально и враждебно вглядываются в них, обмениваясь иногда насмешливыми замечаниями; они были самыми активными доносчиками на коммунистов, убийцами евреев и грабителями; их женщины ходят теперь в каракулевых пальто, с лисицами... они переселились в освобожденные еврейские квартиры...

На улицах совершенно не видно учащихся, детей интеллигенции. Поражает обилие грубых, дегенеративных, тупых физиономий, много хулиганов, чувствующих себя господами положения... По ночам часто слышна беспорядочная стрельба... много пьяных... немцы страшно пьянствуют...

Сегодня теплый день, дождик... на главной улице груды навоза, грязь, ободранные дома... заколоченные витрины... закрытые магазины... уныние... мерзость запустения... М.б. это все и называется "новой Европой"...

8/4. Из газет: "Оттепель безжалостно обнаруживает похороненных под снегом и льдом... целыми километрами простираются поля трупов", конечно, русских (немецких убитых не имеется... немцы потерь не имели), "громадные русские армии потеряли всю свою ударную силу"... Как горячо жаждешь победного конца... как мечтаешь о славном мире!...

9/4. Туман сегодня над Неманом так густ, что ничего не видно... Все время слышны взрывы на реке: лед в этом году очень плотный и толстый, его взрывают во избежание задержки воды заторами и наводнения... Идет теплый дождь, 6 градусов тепла, пахнет весной...

Недовольна собой... я как-то мучительно реагирую на всю окружающую подлость и глупость, на все эти разговоры о величии немецкой "культуры" и ничтожестве русской, о непобедимости немецких армий, о необыкновенной высоте их науки и техники, меня приводит просто в бешенство тупость и ограниченность кругозора даже интеллигентов... нет никакой возможности объяснить им, добиться понимания исторического смысла совершающихся событий... Каменная стена, медные лбы... кулаки сжимаются... Я обвиняю себя в нетерпимости, ведь "бытие определяет сознание", почему я требую от буржуазной интеллигенции, прекрасно "устроившейся" материально в Сталинской "демократической" республике, чтобы она поднялась выше своих интересов, страшилась прежде всего от своего узкого национализма... Зачем эта горечь! Как легко и радостно, когда встречаешься с теми, чьи мысли гармонируют с твоими!.. Сегодня зашел один такой молодой друг, гонимый. Исстрадавшееся, изможденное лицо... но какая вера, какой огонь, сколько внутренней несокрушимой силы!... Он не сдастся, не выдаст, не изменит ни себе, ни другим... Как счастлива я сегодня, что вижу его, что поддерживаю и могу помочь ему!.. И от Вити письмецо: жив, работает, в больнице... население страшно нуждается... условия оккупации в Белоруссии несравненно тяжелее, чем у нас...

10/4. Солнечно, снег на дворе стаял... В обильном навозе (двор не убирается) копошатся хозяйственные куры... Чирикают уже задорные воробьи... Небо бледное, голубовато-зеленое, почему-то напоминает мне венецианское...

У меня на нашем дворе (в нашем доме) завелся враг - это так называемый литовский доброволец, "патриот"; он был на фронте под Ленинградом, теперь вернулся... Осенью он убивал и грабил евреев, целые ящики комода у него были набиты золотыми вещами, часиками, браслетами и т.п., снятыми с убитых... Он обзавелся богатой обстановкой (из красного дерева кровати, какие-то особенные буфеты, хрусталь). Теперь служит у немцев шофером, пьянствует с ними; целыми ночами они орут, поют, стреляют с балкона и т.д. Невысокого роста, с маленьким незначительным лицом, злобным взглядом исподлобья каких-то особенных слегка, точно безумных глаз... На днях он кричал на дворе, грозя кулаком перед моим окном, что меня надо вместе с "жидами" "ликвидировать"... Мне очень неприятно это соседство. Он постоянно следит за моим подъездом, за всеми приходящими ко мне, торчит у ворот, провожает меня враждебным пристальным взглядом... Я сознаю себя совершенно беззащитной... Одно только хорошо: как все подлецы, он трус и поэтому вряд ли осмелится явно мне делать гадости, все же я - старый врач, пользуюсь уважением, живу в доме уже 10 лет...

11/4. Лед на Немане прошел... Раздаются взрывы на Вилин. Туманно, тепло...

Англичане бомбардируют Германию ежедневно... пусть немцы познают на себе какие бедствия они несли другим... (...)

19/4. Снова письмецо от Витиного друга из деревенского плена... несмотря на тяжкие условия, он ухитряется читать, увлекается поэзией, наукой; мечтает о светлом будущем человечества... прощает, т.е. исторически осмысливает трагическую судьбу своего народа... Душа человека могущественна и никакие застенки, никакие инквизиции не имеют власти над свободной человеческой мыслью!...

Все приходят измученные матери, дрожащие за жизнь своих детей... Все упорнее слухи, что немцы будут отбирать детей и, конечно, убьют их... Матери мечутся в неописуемой тревоге, ища спасения... изыскивая разные способы...

20/4. Прошлась сегодня по главной улице: кучи мусора на тротуарах, грязные дома, содранные вывески, опустошенные магазины, вместо стекол - фанера... Лишь 2 немецкие витрины (надпись на дверях: "только для немцев") красиво декорированы разными материями, портретами Гитлера, изображениями свастики, флакончиками, разными вещичками, да в магазине литовского искусства выставлены манекены в национальных костюмах, образцы тканей, изделия из дерева и другие предметы народного художественного творчества. На улицах много деревьев поломано, вырвано... немцы не интересуются городом и, вопреки ожиданиям, "порядка" не навели...

Ходила за город... Деревья еще голы, но уже жарко... С горы смотрела на город... В лучах заходящего солнца он кажется таким мирным, благополучным... а подумать, сколько злодеяний, преступлений, сколько страданий скрывается в его стенах...

21/4.(...) В день 53-летия рождения Гитлера были вывешены немецкие и литовские флаги... Он наш "освободитель" - эта надпись имеется во всех присутственных местах...

Снова письмецо от Витиного друга... привез его крестьянин с хитрым, грубым лицом... мне стало жутко при мысли, что жизнь моих опекаемых находится всецело в его руках... и мало похоже на то, что он помогает им из идеалистических побуждений... постаралась внушить ему мысль о неизбежности торжества правды и тогда его щедрого вознаграждения; он же, видимо, сомневается... Смутная тревога поселилась теперь во мне... Я написала, советуя перебраться лучше в город... В знакомой дачной местности молоденькие (14-16 лет) девушки за то, что при появлении немцев звали на помощь и предупредили красноармейцев, дав им возможность избежать плена, осуждены на 8-12 лет каторги...

24/4. Советские летчики бомбардировали Вильнюс и другие места. Все чаще слухи о том, что коммунисты подрывают мосты, портят железные дороги и т.п. расстреляно много и, конечно, совсем невиновных тоже...

Сегодня я ходила на свидание к своей коллеге хирургу (еврейке)... Она на дворе ворочала какие-то камни... Бригада большая, охраны не видно и мы с ней могли поговорить... Она сильно изменилась, у нее скорбное измученное лицо... Нелегко жить бесправному существу, поставленному вне закона. Мы обсудили проблемы "снабжения" и сохранения вещей... Мне как-то неловко, стыдно, что я на свободе, что я "арийка"... многое делаю, но все кажется, что мало и что не то, что надо... Самое тяжкое - видеть страдания умирающих на глазах военнопленных... Их положение гораздо трагичнее, чем евреев. Последние все же общаются с родными, с нами, имеют личные вещи... А они вдали от родины, за которую отдавали жизнь, окруженные жестокими врагами... Медленно, в мучениях голода и лишениях идущие навстречу неминуемой смерти... донельзя оборванные, грязные, шатающиеся от слабости, проходят они по улице... молчаливые, сумрачные, суровые - выходцы иного мира, доступ в который невозможен... Как больно, как тяжко быть бессильной помочь...

27/4. Слушала радио: речь Гитлера; с плохо скрываемой горечью, явным озлоблением говорил он о совершенно бессмысленном вступлении Америки в войну, объясняя его происками евреев; о героизме немецкой армии, выдержавшей зимнюю кампанию при морозе до 52 градусов, сравнивая с наполеоновской, бежавшей уже при 25-ти; все должны работать, отказаться от всяких прав; предстоит окончательная борьба... в числе союзников упомянул, кроме Финляндии, Румынии и т.д., также Литву, Латвию, Эстонию...

Немецкие подводные лодки топят очень много союзнических судов... Мальта бомбардируется с невероятным упорством... Борьба в Африке, японцы приближаются к границам Бенгалии... (...)

29/4. Немцы жестоко бомбардировали курорт "Bath" в южной Англии, мстя за разрушение Ростока, твердя, что и впредь будут бомбардировать мирные города, т.к. де-англичане подвергают главным образом бомбардировке мирных жителей (и тут ложь!).

Книжные магазины пусты; распродается завалявшийся хлам... В ежедневной жизни все больше сказывается разрушение, апатия, хаос... люди деморализуются...

1/5. Первое мая считается праздником... работали до 12 часов; поперек улицы протянуты плакаты, везде портреты фюрера, хакенкрейцы и литовские флаги... Пролетарский праздник узурпирован фашистами... это остроумно придумано. В СССР не праздновали в этом году: надо работать на оборону.

2/5. С утра шумят пропеллеры, днем тихо, вечером с северо-востока возвращаются... очень много раненых, размещаются по школам, гимназиям...

В немецкой газете опубликовано сообщение о повешении в Германии двух женщин, служивших в детской больнице и спекулировавших в ней наворованным сахаром... Война всегда ведет за собою моральное разложение...

6/5. Снег с дождем... серо, холодно... топим печурку... Невралгия руки усилилась снова... В мире все то же: англичане бомбардируют немецкие фабричные города, немцы в отмщение (как сами это постоянно поддерживают) разрушают мирные города, курорты... Везде - в Норвегии, Голландии, Франции, Чехии - карательные расстрелы заложников, то есть невинных людей; у нас расстреляно 50 мужчин из какой-то русской деревни за то, что кто-то в день первого мая вывесил красный флаг... Гонения на поляков усиливаются, так как литовцы усердно помогают немцам, сводя счеты за отнятие Вильнюса - литовской столицы.

6/5. В кино показывают Россию: пожары, развалины уничтоженных городов, разбитые орудия, спаленные леса, истоптанные поля, толпы беженцев... как образец голода и нищеты, в которых якобы жило советское население, были показаны почти скелеты, еле шевелящиеся умирающих детей, по которым ползают мухи, со злорадствующей глумливой надписью: "так выглядит советский рай для детей". Очевидно, родители были убиты, дети остались без помощи и были сняты убийцами для пропаганды.

8/5. У нас волнение по поводу регистрации юношей от 19-22 лет. Всех явившихся сразу увели в казармы и вывезли; молодых девушек и женщин тоже будут брать на работу в Германию; паника... По слухам запрещено венчание, метрикация, женщин, родивших ребенка до 25 лет будут сажать в тюрьму, а детей отдавать в немецкие приюты... Какой-то кошмар!..

9/5. Сияет солнце... небо голубое, но холодно... На душе тоскливо... "В десять дней 300.000 BRT", "53 судна потоплены в Атлантическом океане" - заголовок крупным шрифтом в немецкой газете... а в передовой статье кровожадно смакуются и размазываются ужасные подробности со свойственной немцам склонностью к высокопарным выражениям. "В десять дней снова 53 вражеских судна опустились на дно моря, настигнутые торпедами немецких подводных лодок, несмотря на "непроницаемую цепь" американских военных кораблей". Сейчас немцы уже проникли в Мексиканский залив: "смелые команды борются за то, чтобы угроза жизненным линиям наших врагов стала смертельной". "Жестокие воздушные бои над Мальтой". "4.000 раз над врагом".

10/5. Ясное, мирное, тихое, теплое солнечное утро, кудахчут куры по-летнему, на дворе чирикают шумно воробьи... Лишь шум моторов в небе неустанно напоминает о войне... Вчера пришедшие по призыву на мобилизацию юноши были неожиданно заперты в казармы для отправки на фронт; некоторые пытались бежать, убили двух немецких солдат, была стрельба, есть убитые. Часть из казарм все-таки убежала... Во время обысков на дому убили одного студента. Этой мобилизацией 19-22-летних все недовольны... Выпущены прокламации, призывающие не идти в рабство к "освободителям". Наши "патриоты" теоретически хотят уничтожения большевизма, но идти для этого в бой не собираются. Ввиду того, что количество евреев в гетто очень уменьшилось, они сосредоточены в одной части его, а в освободившиеся квартиры обязаны вернуться жители, проживавшие раньше. Жутко снова поселяться в тех квартирах, где были убиты, где были мучимы евреи, где все залито кровью невинных. Немцы проводят эту меру для того, чтобы освободить место в городе для отовсюду прибывающих "колонистов", как у нас их называют... все больше и больше приезжает их из Германии. На улицах все чаще слышится немецкая речь, встречаются немки с детьми, много вернулось бывших "наших" немцев... они "устраиваются" в лучших домах и дачах и занимают разные высокие административные места. В сравнении с нашими обывателями им живется сытнее, так как немецкие магазины "только для немцев" всегда полны продуктов, которых нам, конечно, не видать, как своих ушей...

Во Франции снова расстреляно много заложников... Немцы очень гордятся, что сумели избежать судьбы Наполеона и победили русскую зиму.

11/5. В немецких газетах целые страницы занимают траурные объявления о погибших на фронте... "Жестоко и тяжко поразила нас весть о том, что наш единственный, больше всего любимый сын 17 с половиной лет умер в полевом лазарете на востоке от тяжелого ранения. Эта геройская смерть увенчала его исполненное надежды и самоотверженности служение фюреру и отечеству"... "Наша надежда на скорую встречу была жестоко и мучительно уничтожена известием, что жизнерадостный и солнечный сын в возрасте 19 лет после счастливо перенесенных боев на западе, нашел трагическую смерть за фюрера и родину в тяжелых, полных самоотречения боях на востоке"... "Еще неутешную после геройской смерти моего младшего сына, глубоко потрясло меня известие, что и мой старший сын, полный радости, любви и надежд, в цветущем возрасте 22 лет, пал на востоке. Трогательно любившие друг друга братья теперь соединились смертью и оставили свою одинокую мать в глубочайшей горести"... "Тяжко сразила нас весть, что мое любимое, единственное дитя, мой сын, всегда борясь на передовой линии, погиб геройской смертью за фюрера и любимую родину"... "В тяжком бою за одну местность на востоке пал за фюрера и родину наш сын в возрасте 22 лет. Он боролся в Польше, Франции и на Балканах, и надеялся свидеться на родине"... Сквозь выспренние слова, какое громадное страдание. Здесь зачем-то взывают к людям!

18/5. Ездила за город - снова нежная еще зелень берегов, бор, луга... иволга, кукушка... такая благодать... Зашла к с детства когда-то знакомым двум полькам: матери 90 лет, дочери 60 лет... маленькая старушечка с копной густых, совершенно белых волос, с живым взглядом ясных голубых глаз, несмотря на свои 90 лет. Очень живо интересуется политикой, оплакивает постигшие Польшу несчастья. Пишет стихи и верит в ее возрождение; дочь с энтузиазмом говорит о вольнолюбивом своем народе, честь и мужество которого никакие зверства не могут подвергнуть сомнению... Как радостно, что душа человеческая не подвластна ни годам, ни лишениям... "Человек - это звучит гордо"... Всегда будут борцы, мыслители, поэты, философы, мечтатели, что на крыльях своей мысли поднимаются над темной, убогой действительностью... Назад вернулась тихим теплым вечером... На пароходе тесно, грязно... Лица злые, угрюмые... грубость... Рассказывают, что во время "облавы" в кофейной произошли какие-то столкновения с немцами, стрельба, арестовали многих... В газете туманные статьи о "маленьких кризисах", о "неисправимых", о "нервозных", распространяющих глупые слухи, и так скоро позабывших о большевистских "ужасах". "Арестованы саботажники, большинство которых принадлежит к коммунистам; они сознательно избегали регистрироваться, как военные сотрудники; их ждет большое наказание".

19/5. После жесточайшей борьбы и сопротивления взята Керчь. Не могу одолеть описания ее взятия и несколько раз откладывала газету... Очень больно... А около Харькова русские наступают!.. Снова ночью шумят тяжелые грузовики, увозя на восток людей и оружие... На улицах часто видишь серые отряды солдат, поющие однотонные, совсем не бодрые песни... тут же под конвоем добровольцев толпы изнуренных евреев и группы истощенных, шатающихся, отечных русских пленных, которых теперь уже гонят рослые жирные "украинцы", говорят более жестокие, чем немцы... Братья, ставшие тюремщиками!...

20/5. Витя пишет, что теперь он еще лучше понимает окружающее, чем раньше. Это значит, что он становится еще активнее; уверена, что при его горячности и неопытности кончится это плохо. Из Словакии выселяются евреи, имущество конфисковывается. Турция тоже начинает замечать, что они очень разбогатели, и вспоминает, что раньше им разрешалось проживать 14 дней и что они получали желтого цвета удостоверения.

Немцы пишут, что в Советской России в каждом ребенке, в каждой старушке может скрываться партизан, враг, шпион... За немцами охотятся, как за дичью, на каждом шагу их может встретить смерть от невидимого мстителя... Очевидно, повторяются методы отечественной войны с Наполеоновским нашествием... народ такой непобедим... Сегодня спорила - я сказала, что если бы даже немцы дошли до Урала, то все равно они будут изгнаны, так как иначе нет исторических законов, нет демократии, нет разумности. У нас все убеждены в непобедимости немцев: "Сильнее кошки зверя нет".

22/5. За двух убитых немцев расстреляно 400 человек, главным образом поляков! Немцы говорят, что в связи с приездом Розенберга произошло несколько крушений, порча паровозов и т.п., что этот террор должен устрашить "саботажников".

23/5. Цветут вишни... Полупрозрачные березки - чудо нежности... Красный клен в скверике уже подчеркивает свой контраст с серебристой сливой... Каштаны уже зажигают свои белые свечи, липы со светлыми юными листьями на черных ветвях, хотя и строги, но тоже радостные...

По поводу убийства двух немцев написано, что оно должно быть отомщено жесточайшим образом, как ответ на зверское преступление... Не будет позволено вносить беспокойство в страну, где производится творческая работа"... Сегодня видела жутко бледных, шатающихся, невероятно истощенных пленных, везших воз с камнями; сзади шли сытые звери с винтовками... И долго, долго, точно рана, ныло сердце от боли и злобы...

25/5. Цветет черемуха... ландыши распускаются... облачный вечер с голубыми просветами... В родильном доме счастливые матери, писк новорожденных, чистота, радость... жизнь неистребима...

В газете "J Laisve" (N 120 от 20/5): "Гаага. Вынесен смертный приговор группе бунтовиков против оккупационной власти; в первую очередь - это интеллигенты, которые слишком узколобы и глупы, чтобы понять дух времени; из хода дела видно, что меньшая часть жителей все еще слушает подзуживающие голоса из Англии и в бесконечном ослеплении продолжает темные махинации. Как мало они успели показывает приговор: 460 общественных деятелей, кроме приговоренных к смерти, взяты заложниками. Кроме того, возвращены в лагери военнопленных 2000 бывших голландских офицеров, которые принимали участие во враждебных немцам актах. Каждое сопротивление будет подавлено в самом начале и безжалостно. Саботаж ни к чему не приведет. Достаточно одного мановения руки, чтобы покончить с этими призраками, бессовестно толкающими всю страну к гибели". (...)

27/5. Ночью завыла протяжно, дико сирена... "Налет"... Люди бегут в убежища, прячутся в подвалы... на дворе толпятся под воротами... Я вышла на балкон: чудная теплая лунная ночь... небо в легких облаках... Мелькнул свет, вспышка, потом взрыв... еще несколько в отдалении... Глубокая скрытая радость! Ведь это наши, ведь это борьба!.. Никакого страха, лишь ожидание чего-то! Через час я легла в постель... вдруг раздался страшный взрыв и снова тишина... А ночь так прекрасна, пахнет молодой листвой... стонут лягушки в затоне, поют соловьи на острове... плывут облачка по туманно-лунному небу...

28/5. Оказалось, было брошено около 10 бомб... На вокзале разбит поезд, шедший на фронт. Пострадало 30-40 человек. Петр переносил убитых: оторваны ноги, разорваны грудь, живот... страшные жертвы слепого рока... Одна бомба на главной улице застряла в крыше, другая около радиофона убила двух немцев... во многих местах выбиты стекла... Партизанское антинемецкое движение усиливается: недалеко от нас сошел поезд с рельс, убито много немецких солдат. В наказание оккупанты расстреляли жителей окрестных деревень... В Чехии назначена громадная денежная награда за указание преступников, убивших средь бела дня важного гестаписта Гейдриха, "обергруппенфюрера", а пока расстрелян 16-летний мальчик, муж с женой, женщина и т.д.

У нас посажен в тюрьму один влиятельный немец за то, что он помогал своей долголетней возлюбленной еврейке... ее расстреляли... Сидит в тюрьме дама, поддерживающая своего мужа-еврея в гетто... Толпа ободранных, истощенных грязных евреев с мешками, поленьями дров, какими-то посудинками проходят со своими звездами, как страшные видения какого-то далекого мира... Люди равнодушно и холодно глядят на них…

29/5. Чудный, жаркий (до 30 градусов), совершенно летний день... Цветут каштаны... томно и нежно благоухают ландыши...

Вечером отнесла продукты пленным русским врачам в больницу. Они очень голодают... удалось передать через сестру... Изумительная ночь сегодня... луна сияет, весенний город в голубой дымке сказочно меняется, необычен и неузнаваем. Грущу о Вите... писем нет. Жив ли?

31/5. На выставке литовских художников (слабовато) больше всего понравилась большая плоская мраморная группа Кошуба "Заключенные", изображающая страдающих узников. Один посередине держит в объятиях умирающего товарища, смотрит в небо, точно ищет там справедливости, другой со склоненной книзу головой всем напряженным могучим телом пытается сломить решетки... даже ноги, пальцы ног его, скрючены в мучительном усилии. (...)

2/6. Англичане бомбардировали Кельн... (...) ужасные пожары. Немцы называют это террором и в отместку 100 машин бомбардировали Лондон и Кентербери.

4/6. Снова был подвергнут бомбардировке в Англии тихий и мирный Кентербери (тяжелыми и тяжелейшего калибра бомбами и десятками тысяч зажигательных).

На севере борьба в болотах Волхова; в Мурманском порту сброшены тяжелые снаряды на транспортные суда; на Черном море потоплены военные грузовые пароходы и т.д. Немцы все чаще и все с большим ожесточением говорят о партизанской войне, которая выливается в целые сражения в тылу армии. Так, например, 31 мая сообщается, что венгры, сражаясь на юге в течение 2 недель с "большевистскими бандитами", взяли пленных, много оружия и убили 4.500 человек; "шайки" эти состоят из "политических комиссаров, радикальных элементов гражданского населения, переодетых красноармейцев и евреев"... Из газет видно, что все больше в Европе развивается движение сопротивления. В Праге состоялся созванный протекторатской властью митинг протеста против Венеша, где выступали члены правительства и разные "представители" рабочих, молодежи и т.п., они высказывались против "плутократии" с ее эксплоатацией, противопоставляя ее национал-социалистскому трудовому социализму, бранили предателя Венеша с его "шайкой", международное еврейство и большевизм, призывали присоединиться к борьбе за победу Рейха, который один только может создать "новую Европу" и обеспечить чешскому народу светлое будущее. Очевидно, что одного террора недостаточно и приходится упрямых и глупых чехов уговаривать и убеждать...

Юмористика: крупными буквами сообщается в газете миру потрясающая новость: "В жилах Криппса течет еврейская кровь. Его прабабушка была еврейка. Нам всегда казался он загадочным: крупный капиталист и большевик, лорд-хранитель королевской печати и коммунистический агитатор. Теперь этот факт делает все понятным"... Мы от души хохотали над этим объяснением "загадочности" английского министра. В самой крупной литературной газете "Das Reich" помещена статья под заглавием "Советские люди". Любопытно, что же немцы считают нужным своей публике о них сообщить. Вот несколько перлов: "Мы всегда знали, что это должен быть тип "массового" человека, которому подобного в семье европейских народов не встречается"... "Постоянно инвеллирующая сила неустанно работает над уничтожением, стиранием последних личных влечений. Только специализация, требующая разделения труда одна поддерживает еще оттенки, различия между людьми, над которыми постоянно бдит ревнивый контроль ГПУ"... Поэтому мы встречаем мужчин и женщин, определить род занятий которых по виду не может даже самый опытный взгляд, не только одежда и помещение, но голова и поведение которых давным давно окрашены в массовый серый цвет... "Советская диктатура приводит к безграничному подавлению личных желаний". "Сам дух стал "машиной". "Советские ученые или техники не могли бы ни понять, ни сговориться с людьми Запада". Это "достойная сожаления, но опасная масса, которая сплочена для уничтожения культуры"... И т.д. и тому подобная галиматья. Однако, чем же автор объясняет все же признаваемые им "мужество и свирепость" в борьбе? Он только сообщает, что они другого происхождения, чем у западного человека и что немцы, воплощая в себе противоположный этому серому "массовому миру принцип, уже в течение столетий ставят своей задачей его выяснить и преодолеть и духовно и с оружием". В тексте этой статьи помещены волнующие снимки: муж и жена - рабочие из Харькова; жена подняла обе руки вверх, лицо выражает крайнюю степень испуга; у мужа, рядом с нею, замкнутое, страдающее лицо... Далее потрясающая фотография женщины с растрепанными волосами (м.б. ее руки связаны или она привязана к стулу?), глаза ее устремлены с жутким ужасом (м.б. предсмертным?) на что-то страшное, кажется, она перенесла только что, или ожидает чего-то неотвратимо жестокого... лицо выразительно, брови мучительно сдвинуты, рот полуоткрыт (м.б. она только что вскрикнула). Еще снимок: энергичное красивое с большим лбом мужское лицо, мрачное, брови тоже мучительно сдвинуты, выражение лица злое... надпись: "русский генерал, взятый в плен". Разве могут немцы понять какие силы они подняли против себя.

3/6. Ясный летний день... Изумительно чистое, такое торжественное мирное далекое небо... Цветет сирень... с скверике снова старое оливковое дерево (говорят, единственное в Литве) засеребрилось на темно-красном с пурпуровым оттенком фоне громадного клена и светло-лиловых кустов сирени... в городском саду густо зеленеет трава, цветут каштаны... Ландыши благоухают так сладостно... Как тяжко в такой день умирать!.. Не могу забыть о всех страдающих в этой войне... Немецкие журналы печатают фотографии русских детей, 13-15-летних мальчиков, взятых в плен... Лица их нахмурены, неприязнены, озабочены, враждебны... в них чувствуется непокоренность... В статье "Как сражается русский солдат" граф Падевильс констатирует, что русские борются ожесточенно, до последнего, что советский боец в своем презрении к смерти превосходит противников Запада; он держится пока со своим бункером не взлетит на воздух, или падает в рукопашном штыковом бою; хладнокровно удерживается на почти безнадежном участке, пропуская сначала без обстрела первые волны немецкого наступления, открывая затем смертельный огонь; причем это "коварство", а также стрельбу из-под земли, с дерева, из домов, из засады почтенный граф считает привнесенными советской армии ее политруками, как опыт и метод гражданской большевистской войны. С искренним удовольствием прочитала эту статью и "содержание оной одобрила"...

8/6. Умер внезапно во время обхода клиники известный и популярный хирург К. Оригинальный был человек: носил длинные до плеч волосы, бороду... напоминал с виду нигилиста 60-х годов. Был демократ, отзывчивый, доступный, лечил массу людей, работал всегда невероятно много... всегда спешил... в 1910 году он был избран депутатом Верховного Совета, ездил в Москву... сочувствовал советскому строю, за что его травили последнее время... только его громадная популярность помешала немцам и их прислужникам засадить его в концентрационный лагерь, но угроза эта, как Дамоклов меч, висела над его жизнью... Он себя чувствовал все время травимым и, без сомнения, эта нервная травма и ускорила его смерть - ему не было 50 лет... На похоронах было буквально все население города...

9/6. Открытка от Вити... жив... вздохнула свободнее...

11/6. Сегодня мне попалась вырезка из газеты - "Постановление N-1 от 28.7.1941... Текст его достоен быть увековеченным, гласит следующее: 1. Евреям воспрещается пользоваться тротуарами. Евреи должны идти по правой стороне мостовой и идти один за другим.

2. Евреям запрещается пользоваться всеми местами прогулки и отдыха, парками и скверами. Запрещается также пользоваться предназначенными для общего пользования скамьями.

3. Евреям запрещается пользоваться всеми общественными средствами сообщения, как такси, извозчиками, автобусами, пароходами и т.д. Все собственники или держатели средств сообщения обязаны на видном месте вывесить объявление - "Евреям запрещается".

4. Неисполняющие или противящиеся этому постановлению будут строго наказаны... Подписал: оберфюрер, комиссар города Крамер.

Когда вспоминаю все, что глаза мои видели за этот год, что прочитала и читаю в газетах и журналах, то кажется, что расизм это какое-то коллективное помешательство... Подумать только, что форма черепа, анатомическое строение, кровь, самое главное кровь, обрекает человека на смерть... Если ты негр или еврей - биологически, зоологически - ты не равноценен, ты обречен на гибель, фатально, безжалостно... Ты можешь быть каким угодно гением, талантом, полезным, нужным для общества, ты можешь быть каких угодно убеждений - все равно: твоя роковая наследственность обуславливает твое уничтожение... И это после веков христианства, демократии, французской революции, Парижской Комунны, после всех разговоров о прогрессе, гуманизме и т.д. и что самое страшное, это легкость, с которой люди поддаются таким диким теориям...

13/6. Ходила хлопотать об освобождении от рабочей повинности моей хозяйки. "Арбейтсамт" - страшное место, откуда высылаются на работу в Германию... Население всячески увиливает, саботирует, прячется... Изыскиваются тысячи уловок, чтобы формально уклониться... Канцелярии, карточки, повестки... много молодых девушек озабоченных, унылых... Вообще весь город уныл: разоренные вывески, облупленные стены, во многих местах с дырками от пуль; на витринах, за неимением товаров, разложены геометрическими фигурками пустые коробки от сахара, мыльного порошка и т.п. Люди хмурые, молодежь нагло развязная... еле передвигающиеся военнопленные, везущие какие-то тележки с камнями под надзором гнусных украинцев... Серые толпы евреев с мешками, поленьями... На почте надпись "Ostland", повешены красные немецкие почтовые ящики... много большей частью немолодых, серых немецких солдат, только желтая форма СА с ярко-красным кровавым хакенкрейцем и вносит разнообразие в серую нищету улиц.

Страшные бои за Севастополь; в харьковском направлении немцы перешли в наступление, чтобы отнять позиции, отданные Тимошенко. Фронт от Мурманска до Черного моря... Великая мужеством, гордостью, верностью и дружбой советская страна! Разрушенные города, беженцы, зверства и насилия, голод... но она непобедима. Славяне все же одолеют тевтонцев... В Чехии немцы уничтожили, сравняли с землей деревню Лидеко с 463 (какая точность!) жителями... Мужчин расстреляли, женщин сослали в лагерь, а детей отправили в приюты за то, что жители укрывали убийц обергруппенфюрера СС Гейдриха, убитого в Праге. "Нужные указания получены без опроса местных жителей" (что значит эта туманная фраза?). "В этой местности найдены противоправительственные прокламации, склады оружия и нелегальный радиоотправитель; некоторые жители находятся на активной вражеской заграничной службе"... (...)

14/6. Удалось отправить посылку военнопленным врачам в госпитале, отнесла ее "вечная студентка"... Изможденное, сухое, почти черное лицо аскетки... она помогала и раньше заключенным... Существо для меня загадочное, но насколько она благородней истовой "христианки" Н., "идеалистической" эгоистки, постоянно елейно жалеющей всех страдающих, но живущей лишь для себя одной. Христианство вообще слишком много говорит о любви к богу и молчит о любви к человеку, оно приспособилось к буржуазии, отошло от широких масс, призывает их к смирению перед злом и уважение к собственности. И теперь как много могла бы католическая церковь сделать в борьбе с фашизмом... но папа ни раз не осмелился бесповоротно и безоговорочно осудить ни Муссолини, ни Гитлера... Христианская церковь обречена на исчезновение, но многие поэтические и прекрасные гуманные мысли и образы из Евангелия останутся наравне с другими сокровищами прошлого человечества.

15/6. Съездила на дачу... в лесу аромат сосен упоителен... кукушка кукует, мелодично посвистывает иволга... я ее очень люблю. Вечером в лесу сумеречно, глухо... видела сову и слушала ее странную речь... Утром встала на рассвете, прошла полями, долго сидела на берегу Немана... спокойная широкая река отражала бегущие облака, прибрежные холмы... тишина, мир, покой... Душа отдохнула. В городе снова - тревога, суета, опасности... Мои лесные опекаемые прислали письмо. В лесу теперь не холодно, но комары их просто замучили, а огня развести нельзя... Подумать только: со всех сторон окружены они врагами, ежечасно их могут предать, каждая мелочь может случайно выдать их убежище... А юноша прислал такое трогательное, бодрое письмо, полное веры и надежд на победу... Отослала им спирт, мыло, белье, книги, спички, одеяла... стараюсь облегчить ох положение хоть материально... Но боюсь, боюсь, дрожу за их жизнь; страшные картины встают в воображении... От врачей пленных милое письмо, получили все и несколько дней не будут голодать... Как ничтожно мала моя помощь; если бы можно было организовать ее шире, привлечь многих к ней... пробую, не нахожу поддержки. Меня избегают, как зачумленную, смотрят с враждебным любопытством, злорадно ожидая для меня всяческих "неприятностей". Их уже было несколько... но я заметила, что надо держать себя смело, не только отражать, но и нападать, требуя доказательств моей преступной деятельности. А их пока не имеется... Я уничтожаю все, что связывает меня с нелегальным миром... тот дневник я сначала старалась писать иносказательно, но потом осмелела, прячу его в тайнике и отвожу душу, записывая все, что волнует и возмущает...

Утром на набережной встретила пленных... Какие измученные лица! Много немолодых уже... Суровые, хмурые, молчаливые, очень изнуренные, но гордые, стойкие... Как хочется им помочь... Ободрить ласковым словом... как мучительно больно видеть дорогих, родных в неволе... сыны героической страны!..

Очень много поляков высылаются в Германию на работу... Люди доносят, предают, зарабатывают на этом сытость и удобства... Газеты трудно читать: такая наглая демагогия, столь нагло рассчитанная на глупость, низкие инстинкты и безнаказанность... На заборах вывешены плакаты: громадная рука с хакенкрейцем держит за шиворот маленького Сталина, шествие мертвецов, подгоняемых красным бичем, хитро улыбающийся еврей в звезде; надписи везде: "Победа или большевизм"... Немцы не жалеют ни красок, ни бумаги на пропаганду: она преследует нас буквально на каждом шагу.. Главный ее мотив - запугивание большевистскими зверствами... и это после того, когда безжалостность и жестокость, неумолимость и месть провозглашены новой религией... А мальчик еврей пишет из леса, находясь в самых тяжелых условиях преследования, лишений, о своей вере в будущее торжество правды, в то, что настанет время, когда исчезнет деление на бедных и богатых, эксплоатация, неравенство, исчезнет государство с его насилием и войнами, и человечество начнет новую счастливую эру...

18/6. Сегодня пронеслась гроза с громом... Соседка прибежала в пальто: "Бомбардируют", "бежим"... Смешно...

19/6. Геббельс сказал: "Каждый из нас знает, что в решающей борьбе, которую ведет немецкий народ, за нами сожжены все мосты; назад пути нет; однако, перед нами победа и свобода". Нельзя сказать, чтобы это звучало бодро...

Севастополь, "самая сильная крепость мира", стойко держится. Газеты сравнивают его с Берденом.

Предстоящая годовщина войны объявлена праздником освобождения от красного террора; молодежь призывается участвовать в сборе денег для "партизан" - литовских добровольцев. (...)

22/6. Ровно год тому назад началась война - тяжкий год! Страданий его не описать, ни счесть, ни вообразить... Но я помню: "Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами". Сегодня я слушаю родные речи дорогих, любимых... о борьбе, о долге, о труде, о помощи сиротам... Великая страна! Истинное величие геройского народного духа являет она миру!.. Идет холодный дождь, 9 градусов только, серо... В городском саду весь день орал громкоговоритель, но слушать его было некому... Радио сообщило о взятии Тобрука... немцы хвастаются... 28.000 пленных... триумф... Не надо унывать! В боях под Ростовом, Керчью, Москвой, под Ленинградом немцы потерпели поражение, а это важнее ведь, чем Тобрук...

25/6. Пленные помещаются в деревянных бараках, недалеко от центра, на берегу... охрана очень строгая, подступа нет... Сегодня, проходя мимо, слышала нестройное, негромкое пение... Пленным врачам в госпитале снова удалось передать еду; за последние дни несколько раз ходила в разные места, где работают еврейские бригады... в гетто как-то стало спокойнее... устроено много мастерских, все стараются включиться в работу, так как это самый важный шанс для избежания смерти... Город пустынен... точно выморочен, даже в теплый летний вечер не видно гуляющих. Все прячутся, сидят дома, т.к. боятся облав на улицах с вывозом в Германию... Я поднялась на гору... Закат так красив, облака, точно фиолетовые башни на розовом фоне. В дубовой роще среди пышной зелени лужаек возвышаются могучие старые деревья... Так тихо и мирно... На душе одиноко и грустно... От Вити нет известий. (...)

Государственный Архив Российской Федерации, Ф.Р-8114, оп. 1, д. 950