Международная школа преподавания и изучения Катастрофы

Из дневника Елены Буйвидайте-Куторгене (Каунас, Литва), январь-март 1942 года

Свидетельства, письма, дневники



Каунас, Литва. Праведница Народов Мира Елена Куторгене-Буйвидайте (1888-1961).Каунас, Литва. Праведница Народов Мира Елена Куторгене-Буйвидайте (1888-1961).

(...) 2/1. Гитлер в своем новогоднем воззвании, для политического вождя поразительно невежественном и примитивно демагогичном, сказал следующее:

"Единственным требованием, которое я год за годом посылал Англии и Франции, было ограничение вооружений, но они оказались тщетными по причине жадности тех, которым война обещала большую выгоду, чем труд"... и "за ними, как движущая сила, стоит еврейский Агасфер, который тысячи лет был врагом человеческого порядка и социальной справедливости".

Дальше: "Может, Англия и Франция должны были нам объявить войну потому, что мы хотели завоевать весь мир? Разве Данциг был миром? Но кто теперь занимает его? 85 миллионам немцев дается неполных 500.000 кв. километров жизненного пространства, а только 45 миллионов англичан владеют 40 миллионами кв.км. и порабощают народы, из которых одна только Индия считает в 7 раз больше жителей, чем в самой Англии". "Еврейский англосаксонский заговор не за демократию, но под видом ее за свои капиталистические интересы. А в то же время, когда новой Германии удалось уничтожить безработицу, Америка при Рузвельте имела 13 миллионов безработных, число миллионеров росло, а количество имеющих работу уменьшалось. Тогда Рузвельт, Черчилль, Иден, не имеющие никаких национальных, не говоря уже о человеческих, идеалов, начали просить бога, чтобы союз между еврейским капитализмом и таковым же еврейским большевизмом, уничтожив остальные народы...принес хороший бизнес"... "Я боролся годами с марксизмом не потому только, что он был социалистичен, но потому что его финансировала аристократия еврейских и нееврейских богачей и он мог быть только ложью. Правильность моего утверждения, что марксизм может привести только к нищете, могут засвидетельствовать те, кто лично видел рай большевистского эксперимента".

Хватит. Какое убожество! Какая примитивность! Какое вопиющее невежество! В течение получасового чтения этой речи я сосчитала - 9 раз было упомянуто о евреях... Душевнобольной он - что ли! Похоже на параноический бред. Следовало бы поместить его на исследование в хорошую психиатрическую больницу... А что если и вправду он в конце концов окажется просто маниаком!! Жутко! Ну, да с фельдфебеля что и спрашивать! Бедная Европа!.. И с таким багажом можно вести за собой немецкий народ!

4/1. Рассказывают, что во многих лагерях под Каунасом военнопленных держат под открытым небом; в крепостном рву на У1 форту часть находится в ужасных казематах, которые не отапливаются и не освещаются... Истощение и голодная смерть - их судьба: 100 гр. хлеба суррогата / смесь муки низшего сорта с древесными опилками /, баланда из картофельной шелухи и гнилых бураков; гнилой картофель и бураки сваливаются просто в ров, как свиньям...

6/1. Много разных "дел". В связи с этим зашла ко мне прелестная молодая еврейка, женщина-врач, похожа скорее на итальянку; она ходит по городу, ежеминутно рискуя быть узнанной, но привыкла и спокойна... Рассказывала о какой-то бессмысленной, гнусной, дикой злобе, зверствах в гетто... Знакомые врачи живут в ужасных условиях. Самое жутко сознание, что каждый "ариец" может безнаказанно сделать с тобой все, что захочет...

Японцы заняли Суматру, Борнео, Филиппинские острова, окружают Сингапур. Рузвельт сказал, что борьба только начинается, будет еще длиться 2 года, не меньше, будет очень жестокой. На восточном фронте немецкая армия "отступает на зимние позиции". Ходят слухи, что в Берлине на вокзале при отправлении солдат на фронт были беспорядки - "выдумки англичан"...

День сегодня был беспокойный, трудный, да и ночь тоже. Ночевала у меня очаровательная юная девушка. У нее погибли отец, два брата... она ищет помощи... изобретаем, прикидываем и так и сяк, всю ночь почти не заснула... чего-то так тревожно... Было два теплых серых дня... сегодня ясно, холодно... мерзну... печурка мало согревает большие комнаты.

8/1. Все окружающее тягостно, враждебно. Друзей редко вижу... и никому не могу рассказать о своих мечтах, своей вере, своей надежде, но я знаю, что верна им, не изменю и готова служить им.

10/1. 30 градусов мороза. Каково на фронте, в окопах! Газетные статьи полны клеветы, лжи, угроз, и мне кажется, скрываемого страха... Фантастические слухи, что бывший литовский президент Сметана "отдал" золотой фонд американцам, что за это они ему обещали независимость Литвы после победоносного окончания войны... утешительно, что уже начинают допускать таковой... Смотрю вокруг: никто объективно, научно не смотрит на будущее, каждый думает прежде всего о своей малюсенькой личной судьбе и отдает предпочтение той версии, которая ему "выгодна"... А история идет своими путями, обусловленными точными законами общественного развития; владея методом познания знаешь безошибочно чем кончится эта война...

14/1. Большой мороз: 28-30 градусов холода... во многих домах лопнули водопроводные трубы. Меняем вещи на дрова... Вид военнопленных ужасен... умирают тысячами... Каждый раз, проходя мимо соседней улицы, где помещаются их сколоченные из досок бараки, содрогаюсь от бессильной жалости и боли... иногда утром более сильных, очевидно, гонят по набережной на работу... призраки, тени людей!.. молчаливые, апатичные, мне кажутся они суровыми... как можем мы жить так близко и терпеть это зло... молчать... Иногда удается разными путями им передать съестное... на днях немцы убили женщину, перебросившую хлеб через забор... кто она, неизвестная героиня!... Труп ее немцы не позволили убирать в течение нескольких дней... (говорят, это было на каком-то форту).

16/1. Холодно... дни в труде проходят быстро, но ночи бесконечны... Единственная радость, утешение, ободрение, когда закрываешь радиоаппарат подушкой, одеялом, прижмешься к нему вплотную и слушаешь далекие голоса свободного мира. Счастливые!... они борются...

19/1. Беспрерывно едут войска на фронт, снова и снова всю ночь грохочут тяжелые, громадные танки... Все на восток, все на восток! Железные дороги загружены... Слухи, что очень много катастроф и не всегда случайных...

Спекуляция растет, так как на карточки дают 100 гр. жиров в неделю, 150 гр. сахара, 100 гр. мяса, 50 гр. крупы. Хлеба получаем 250 гр. в день; цены аховые, с осени возросли в 10 раз. Торговля частная запрещена, за нее сажают в тюрьму, если поймают... Дни тревожны, грустны, мрачны... Дитя уезжает, наверное... боюсь потерять его... он едет в опасные места... Ночью среди короткого сна вдруг точно удар в сердце, просыпаюсь, холодно, "погибнет"... Бедные матери! Как описать их страдания, их тоску... Всегда вспоминаю из "Тараса Бульбы" мать, сидевшую всю ночь около уезжавшего сына... еще в детстве помню, меня это место повести волновало до слез... Всячески помогаю ему, отдаю все, что имею... хотела бы за него жизнь отдать!

Снова ползут зловещие слухи о готовящейся "акции" против евреев; их положение ухудшилось: отнято много продуктов, теплых вещей не позволяют покупать; дров у них нет, теснота в гетто страшная... и как всегда богатые живут гораздо лучше, бедняки гибнут скорее. Наши полицейские, стерегущие их по 12 часов в такой холод (морозы стойкие по 20-25 градусов), срывают на них свою злобу: грубо обыскивают, бьют на каждом шагу, убивают... им за это ведь ничего не будет! Снова ведутся разговоры, что подорожание продуктов объясняется тем, что "жиды" скупают все по дорогой цене, что надо бы их уже скорее "дорезать"...

24/1. Морозы до 30 градусов. Вода в кухне замерзла... Дни тяжкие, тусклые... как на каторге... Война на русских ледяных просторах продолжается... Жестокие бои уже защитительно! отступающих немцев!.. Может быть перелом уже совершился. Так верится в победу правды над ложью... а она лицемерная, искусная, ни перед чем не останавливающаяся на каждом шагу... Немецкая агитация, надо отдать ей должное, пользуется каждой возможностью вколачивания публике в голову, что большевики варвары, некультурны, дики, насильники, мучители, а главное нищие, оборванцы, что у них нет порядка, что у них царят "комиссары", которые нагайками гонят красноармейцев в бой"...(...)

В газетах немцы все пугают Европу "большевизмом", от которого они своею кровью ее оберегают... но это лишь пугало для всех собственников и мещан... Якобы "идейная" борьба с коммунизмом является прикрытием колониальных аппетитов насчет славянства. Извечный "Drang nach Osten"...

Тяжко... нельзя не думать об умирающих, замерзающих раненых на снежных полях сражений... о страданиях бойцов и их близких... Иногда так хочется забыться... раньше, бывало, музыка уводила в иной, свой прекрасный мир... теперь она бессильна... не могу ею наслаждаться... скорее научная, художественная литература, особенно путешествия отвлекают мысли от действительности. (...)

1/2. Рассказала одна больная: привезли 3.000 иностранных евреев, якобы по дороге в Америку; багажный вагон отцепили, их привезли на форт, подальше от города, который якобы бомбардируется... велели раздеться для предохранительных прививок и стали убивать (и литовцы тоже). А 18 "коммунистов" немцы били прикладами до смерти, потом облили бензином и сожгли; стояли вокруг костра, пели песни... Один "партизан" сказал: "стреляем евреев сколько сердце вмещает"...

Томас Манн сегодня говорил из Америки (какой глубокий пафос в его голосе), рассказал, что четыреста (400) голландских евреев были отправлены в Германию для испытания над ними действия ядовитых газов и умерли в страшных мучениях... "Бестиальность, от которой надо очиститься, чтобы можно было смотреть в глаза человечеству, чтобы избежать суда и мести, которая стала бы ужасным новым несчастьем... человечество "тошнит" от этих ужасов... поистине что-то звериное выращено в какие-нибудь 10 лет, но, очевидно, почва была уже готова и до 1914 года"... Голос из Америки! (...)

Сильные морозы... лунные ночи прекрасны... сердце тоскует о правде, о победе справедливости, о красоте... В голубом сиянии улицы не так жутки... Вечером зашла к одной богатой даме... застала большое общество... послушала разговоры, стало тошно. Удивительно, как литовская интеллигенция легко примиряется с немецкой оккупацией! Неужели из-за теплого угла и сладкого куска немцам все прощается! Главное все же - ненависть к советскому строю. "Победа или большевизм" - "Sieg oder Bolschewismus" написано на всех заборах... Ну, конечно, они за "Sieg"! Слепые... трусливые... Вспомнили об убитых евреях, общих знакомых... конечно, осуждали немцев... Но о протесте, о действительной помощи не было и речи... фарисейство проклятое...

3/2. Тяжко... снова говорят, что убито три тысячи евреев... м.б. слухи только... вряд ли!... Кошмарно...

Счастье мое, что я могу работать, утешаюсь выздоровлением моих пациентов... всячески и везде борюсь со злом, где только могу... дни такие занятые, что к вечеру от пережитых всяких "приключений" (о них писать не могу) очень устаю...

Русские наступают... немцы отступают... Это факт! Но Гитлер 30 января в Спортпаласе в своей речи, сказанной по поводу годовщины прихода к власти национал-социалистов, сказал: "Самое трудное позади нас!" Как всегда, речь была очень нервная, часто доходившая до крика... голос у него хриплый, напряженный... Он сказал, что главным виновником войны является, как и в 1914 году, Англия, "та Англия, которая в течение 300 лет только путем насилия и кровавых войн захватила четвертую часть всей земной поверхности". Англия, опасаясь того, что Германия может объединить Европу, нарушить поддерживаемую Англией политику "равновесия сил", начала войну; позади нас стоит, как всегда, вечное Еврейство, которое умеет заработать на каждой ссоре между народами... Гитлер доказывает лицемерие лозунга "Война войне", который нужен Англии лишь для того, чтобы сохранить свое могущество в Европе путем, с одной стороны, коалиции с [неразборчиво] государствами, и с другой стороны поддержкой марксистских либеральных и коммунистических участников подлого бунта, за которым как движущая сила стоял Вечный Жид; достойно внимания, что Британская мировая империя за 400 лет в бесчисленных войнах не пролила и 10% той крови, которую пришлось Германии на одну только защиту своего существования... Германия пережила глубочайшее падение, из которого ее поднял он, Гитлер, вместе с безграничными идеалистами и героями национал-социалистической партии; Черчилля характеризовал, как подстрекателя войн, как "пьяницу", неспособного к творчеству, его "сообщника" Рузвельта назвал "жалким сумасшедшим"... В этом месте речи чувствовалось просто истерическое озлобление, несдержанность, доходящая до вульгарности (назвать политических противников пьяницей и сумасшедшим!).

"О евреях нечего и говорить: они всегда были нашими врагами так или иначе, война может кончиться тем, что или будут уничтожены германские народы или еврейство исчезнет из Европы; эта война будет уничтожением евреев.(...) Я беру на себя всю ответственность... немецкий народ может быть убежден, что пока я жив, 1918 год не повторится"... "За 4 месяца мы подошли к Москве и Ленинграду. Противник продвинулся вперед на единичных местах всего лишь на несколько километров, пожертвовав для этого целые катакомбы человеческих жизней". "Но придет весна, земля станет снова твердой и мы будем бить противника. Солдаты полны чувства громадного превосходства над русскими; сравнение с ними было бы оскорблением; самое важное - удался переход от нападения к защите". (Сколько надежд вызывает эта фраза во мне: они уже принуждены защищаться!) Гитлер уверяет, что этот переход был не навязан русскими, но решен им самим ввиду 45-градусного мороза на фронте. "Самое трудное уже позади" - утешает он - "1942 год снова будет годом больших побед. У нас нет другого пути, кроме борьбы и удачи.(...)". Гитлер снова восхваляет геройство немецкого солдата, призывает тыл к поддержке фронта и выражает свою непоколебимую уверенность в победе... (Речь напечатана в "Kauner Leitung", N-26, 31.1.42).

5/2. Мороз, снежные бури, заносы, на фронте много замерзающих и обмороженных. Бои у Харькова и Ржева. Японцы взяли Сингапур.

У нас закрыли кино, театр, церкви из-за сыпного тифа. Идет борьба со спекуляцией, которая непобедима: без нее мы умерли бы от истощения.

8/2. Расстреляли 42 коммуниста - "поджигатели, подстрекатели, убийцы, помогавшие евреям". "Они сами поставили себя вне общественности и поэтому заслужили справедливое наказание. Кто сегодня работает рука об руку с теми, кто не имеет человеческой ценности и борется против Европы, не может ждать пощады".

9/2. Выставка "Красного террора" очень рекламируется: буквально на каждом шагу пестрят объявления о ней, в газетах расписываются и рассказываются ежедневно большевистские "зверства". Народ валит толпами на нее. Я не пошла... просто тошнит и так уже...

10/2. "Кто посмеет прикрывать подпольную преступную большевистскую деятельность, тот будет уничтожен. Большевики изгнаны и никогда не вернутся" - из газет.

12/2. Ходят слухи, что 500 евреев, отправленных в Ригу, использованы для опытов с ядовитыми газами.

13/2. Японцы в Тихом океане одержали большие победы; немцы ликуют...

Морозы держатся - живем в одной комнате: в ней спим, умываемся, едим на письменном столе, греем воду и варим обед на печурке, сушим белье... В кухне вода замерзла на полу... дров мало, обменяла на мебель немножко... вообще я как-то плохо всегда ориентируюсь в этих житейских делах. Ночами сплю мало, одолевают безрадостные впечатления, опасения, тревога... ожидание худшего. Часто ночуют у меня разные гонимые... за них тоже беспокоишься...

15/2. Ночью беспрерывный настойчивый звонок... стук в дверь - "полиция".... обыск. Искали евреев. Был донос. (Говорят, целые горы их пишутся). Якобы 2 месяца уже следят за домом... Человек 6... литовские охранники и немецкие "Sicherheitspolizei"... тщательные поиски под кроватями, в шкафу и т.п. никого не обнаружили... Пережила несколько неприятных часов, но искали только людей, а книг не тронули... чему была очень рада...

Вечерами, во мраке на восток все едут и едут крытые грузовики, полные солдат... обреченные, едущие убивать, убивать и быть убитыми... "пушечное мясо"... длинные ряды их выстраиваются вдоль улиц, выглядывают съеженные человечки с ружьями... на улицах темно, пустынно... высокие сугробы снега, как в деревне... Жутко... где-то идет жестокая, беспощадная смертельная борьба... явная... У нас она тоже ведется, но не видно, тайно, м.б. даже еще более жестоко и бесславно, но она ведется все-таки... правда, ничтожным меньшинством... большинство к добру и злу "постыдно равнодушно"... за удобную, сытую жизнь, за комфорт они примирятся с чем угодно.

16/2. День праздника литовской независимости... газеты о ней скромно молчат... на домах кое-где вывешены флаги; на улице много молодежи с национальными бантиками, очень, очень маленькими. Промаршировали два отряда литовских добровольцев с литовскими песнями... Это все, что осталось от столь громогласно обещанной "литовской независимости"... "патриоты" и этим довольны, очевидно... Главное, их пока не трогают... но они, правда, недаром немецкий хлеб едят, вот уж стараются вовсю: идет охота за людьми, постоянные облавы... с какой собачьей услужливостью, с каким усердием ловятся и уничтожаются ими люди лишь за то, что в них течет еврейская кровь... еврей без звезды не пройдет... добровольные сыщики тотчас же его схватят и отведут куда полагается. Немцы же обращаются с ними самими с явным снисходительным пренебрежением "высшей расы"... Часто слышится "литовские свиньи" про них. Немцы держатся очень гордо, надменно, изолированно. В столь часто воспеваемой "будущей Европе" несладко, очевидно, придется всем маленьким шавкам - "союзникам". Наши литовские добровольцы, вернувшись с восточного фронта, с обидой жалуются на то, что даже раненых немцы сначала обслуживали своих, только потом, во вторую очередь, помогали союзникам, оставляя часто более тяжелых целыми часами без внимания...

21/2. Две ночи Витя ночевал у меня... было мучительно радостно видеть его перед разлукой... Ночью не спала совсем: слушала его дыхание, любовалась милым родным лицом... оно похудело, стало жестче, но остается все еще юным и свежим... Он так добр, так полон идеалистических чувств, жажды жертвенности, не всегда разумных, но всегда благих порывов. Уезжает с очень опасными планами на будущее... самое страшное не быть в состоянии ему помочь, разделить его судьбу... Он - мой друг и соратник... пока всячески забочусь о нем...

22/2. Ночи тревожные, все кажется страшнее, невернее, опаснее... Днем как-то легче: работа, заботы, "дела", радио... Сегодня ярко светит солнце, хотя мороз 14 градусов, на улицах высокие сугробы... Читаю воспоминания хирурга, изобревшего местную анастезию... Какая спокойная мирная жизнь была тогда... (...)

24/2. Каждый вечер слышен грохот тяжелых повозок - это все новые подкрепления посылаются на восток... Какое безумие - война... бесчеловечное уничтожение человеческих жизней и труда... сколько страданий.

Зашла вчера к одному очень образованному, всегда живому профессору. Как всегда он полон благородных, умных, но туманных мыслей, и толку от них никакого. Он так "лоялен", так боится за свое благополучие и безопасность, что не решается осуждать или обвинять кого-либо; он "сожалеет", но боится даже громко говорить об убиваемых евреях... Чувство самосохранения развито у подобных людей до уродливости... Он на хорошем счету у немцев и, видимо, дорожит этим... Что же... пусть. Кто не с нами, тот против нас...

25/2. Ходила за чемоданом для Вити, в литовском учреждении очень грубо меня отослали к немцам... здание генерал-комиссара одно из красивейших... внутри чистота, тепло, торжественно, порядок, много женщин... миловидная немочка дала все нужные сведения... в магазинах литовские приказчики с немцами обращаются гораздо вежливее, чем со своими соотечественниками... Товаров в магазинах чрезвычайно мало; главным образом на витрине... полки пустые... на дверях надписи "Только для немцев"... Но немецкое население снабжается очень хорошо: они получают совсем другие нормы. Немцы к великой зависти наших хозяек ежедневно несут белый хлеб, колбасу, яйца, фрукты - все то, чего мы никогда не видим... Военные же питаются замечательно: норвежские консервы, французские сардинки и вино, что-то датское, шоколад, конфеты и т.д. На почте очереди солдат, отправляющих посылки с литовским салом и ветчиной... Немцы конфискуют и отбирают у населения под разными предлогами массу продуктов... Живут они у нас в Литве сытно и пьяно...

Жизнь делается все страшнее: введено сечение розгами неприходящих без уважительных причин на работу... мордобитие... Всюду грубость, окрики... все явственнее отношение как к низшим, все яснее стремление использовать, отобрать, даже ограбить. Кое у кого в голове по этому поводу уже начинает проясняться...

Борьба на Яве, Борнео, Суматре. Первый раз была бомбардировка Австралии. Немецкие подводные лодки топят массу судов... гибнут громадные ценности... Когда мир залечит все эти раны, нанесенные культуре, цивилизации, морали, прогрессу?! Я не сомневаюсь, что после войны жизнь примет новые формы, что новые социальные силы придут к власти, может быть, совершится ряд революций и может быть даже бескровных, но таким, каким мир был и стал, он не останется. "Все течет, все меняется" постоянно, но после такой войны процесс этот совершается гораздо скорее. Хотелось бы дожить до начала творческого периода... увидеть этот обновленный мир!

26/2. Сегодня Витя уезжает в М., он хочет быть ближе к фронту, работать там, где всего труднее, где население больше страдает от оккупации... где оно активнее борется с нею... Собрала его хорошо, отдала все, что смогла из вещей и денег... любимый сборник стихов... Он ушел вечером... я пошла его провожать... Ночь теплая, белая, туманная.... Много мягкого снега... таяло... Поцеловала... стараюсь запомнить, "снять фотографию мысленную", как говорили мы в юности... Кудрявые волосы, большой высокий лоб... открытый взгляд больших голубых глаз, точно затуманенный далекой мечтой... широкие, густые брови, маленький рот... чудесный румянец... зимнее пальто с барашковым воротником... особенная в развалку походка... тихий, глубокий, мягкий голос... доброта, нежность к людям... жажда служения им... Дорогой мой энтузиаст! Ох, как тяжко, как больно отпустить его, такого горячего, неопытного, неосторожного, во враждебный мир, в лагерь врагов... Шла назад по тихой белой улице и плакала, плакала без конца... Матери всех стран - русские, немецкие, английские, американские, японские, китайские, французские и т.д. - все вы мои сестры, во всем мире!! Бедные! ваши сердца трепещут... день и ночь, и дни и ночи ждете вы... железная рука неотвратимой судьбы может быть уже погубила дорогого, выращенного с такой любовью вашего сына!.. Но если вы любите, вы должны не плакать только, а бороться с теми злыми силами, что поддерживают войны или вызывают их для своих корыстных низких выгод! Да, так я говорю им... и так я делаю... но сейчас я плачу от острой, страстной, мучительной, дикой тоски... я знаю, она пройдет, уляжется... я вспоминаю, с какой горячей верой и каким удовлетворением могла я еще недавно отдаваться работе для поддержки того, что дорого... для победы света над тьмою... Мне немного может быть осталось уже жить... все личное не должно уже иметь места. Неустанно я думаю о героической борьбе... как хочу я, чтобы она кончилась уже скорее, чтобы миллионы людей отдохнули от кровавого бреда... Сегодня я так слаба, так разбита... далеко мне до героини... маленький я человек...

27/2. За двадцать лет литовская буржуазия вырастила очень убогую молодежь, она отравила ее ядом шовинизма, узкого национализма, антисемитизма, слепой враждебности ко всему русскому, не говоря уже о советском. Эта молодежь гордится тем, что не знает ни одного иностранного языка (это при двух миллионах всего народа!), поэтому она мало образована; ее помыслы ограничиваются мечтою о сытном местечке, собственном домике или именьице... идеи общественного служения ей совершенно чужды... Будучи по происхождению крестьянской, она равнодушна к тяжелому экономическому и бытовому положению крестьянства, к его отсталости, невежеству, бедности. Самая крупная ее организация - клерикальная... Узостью, ограниченностью ее кругозора, ее духовным убожеством и объясняется тот факт, что она легко поддается немецкой пропаганде самого дикого "расизма", обольщается обещаниями возродить "независимую" Литву... Сегодня у меня было столкновение, вернее просто неприятный разговор с одним молодым врачом, перешедшим на службу к немцам... Он преклоняется перед их "непобедимостью", "культурностью", одобряет "очищение" Литвы от еврейского засилия и т.д. Витю считает дураком: "Вместо того, чтобы "устраиваться", помчался куда-то, на какую-то совершенно невыгодную работу"... Больше всего я разозлилась, что не удалось использовать его для одного хорошего дела... безнадежен.

День, как всегда, в труде и разных приключениях прошел быстро... а сейчас ночью я снова тоскую об уехавшем... стыжу себя... уговариваю... возмущаюсь своей эмотивностью... так пусто без него... так больно...

2/3. Говорят, у наци имеется орден "крови" и знамя "крови"... звучит по-каннибальски как-то...

В газете написано, что пароход с 800 евреями, не принятый ни в один порт, "взорвался" в море. Какая трагедия...

Англо-русская разведка якобы организовала покушение на немецкого посланника Папена, причем он остался невредим, а несший бомбу погиб на почтительном и безопасном расстоянии от намеченной "жертвы"... Темное дело... В немецкой дьявольски изобретательной агитации меня больше всего возмущает для меня лично несомненная ее лживость, нагло торжествующая; покоренные народы превращены в бессловесных рабов - им можно ведь говорить все, что хочешь, они должны молчать...

Стефан Цвейг вместе с женой покончил с собой в Южной Америке... Жаль, лучше бы он жил и боролся... но я его понимаю... Смотрю вокруг: озверение, одичание, примитивность психики... страшные лица, страшные речи, страшные поступки... преклонение перед насилием, опрощение, оголение, провокация, становящаяся системой... концентрационные лагери, где сознательно и планомерно (теперь я убеждена, что евреи уничтожаются систематически, а не по прихоти случайных садистов, как полагала я еще недавно) убиваются десятки тысяч невинных людей... введение фактического рабства; у нас много молодежи взято на работу в Германию; ходят слухи, что они голодают...

3/3. Сегодня солнце, тепло, тает... Видела хорошо одетых, сытых, здоровых украинцев с песнями промаршировавших по улице... вчера они с винтовками сопровождали слабых, истощенных, оборванных военнопленных... какая жуткая картина; солдаты одной и той же армии ведут под конвоем своих соратников... говорят, они обращаются с пленными грубее даже, чем немцы.

Шофер с восточного фронта рассказывает, как ему страшно было ехать мимо гор замерзших трупов. Некоторые вмерзли в снег, так с ружьями и стоят... Кто может описать все разнообразие страданий, которым люди подвергают друг друга!

5/3. Снова 19 градусов мороза. Зима все длится. Для немцев она более вредна, чем для русских... поэтому надо ей радоваться. Ночью читала воспоминания хирурга "Солнечное прошлое". В ней много заметок о немецких ученых, литературе и литературной богеме 19 века... Какая высокая интеллигентность, широта интересов, любовь к поэзии, музыке, искусству; столько пылкости и романтизма... Какой контраст с теперешним убожеством: расизмом, военщиной, военным спортом и культом грубой силы...

Страшные бои в Крыму, под Вязьмой, Орлом, Старой Руссой... Англичане бомбардировали парижские фабрики, работающие на войну. Японцы захватили Филиппины, Рангуи. Дорога через Бирму потеряла значение, немцы без конца восхваляют эти победы союзников. В Риоме идет судебный процесс бывших министров Даладье, Блима, генерала Гамелена... Бедная Франция, разорванная на две части, без столицы, бомбардируемая англичанами, управляемая предателями, раздираемая междуусобной войной, ограбленная немцами... Какая трагическая судьба!

В газете, в статье о рабочих лагерях для иностранцев, как всегда, с наглым лицемерием, описывается в сущности каторжный режим: военная дисциплина, запрет во время обеда сидеть с земляками и друзьями. Это называется: воспитание "общественной" души... Реально - это комбинация казармы, тюрьмы и монастыря... Как бесконечно тяжела такая жизнь для людей, к тому же не владеющих языком... как одиноко... какое бесправие закабаленных рабов... Из литовцев уже несколько человек дезертировало и они рассказывают о том, что немцы очень плохо кормят, заставляют работать в самых опасных и вредных областях по 12-14 часов, грубы и жестоки...

Помещена статья генерала Кубелюнаса (литовского Петена или Квислинга) о том, что Сталин "убийца народов, уничтожил все национальные, религиозные и моральные ценности, что литовский народ должен принять участие в священной войне против этого врага человечества; немецкая армия спасла Литву от большевистского ада; литовцы не могут быть ни друзьями, ни союзниками, а только смертельными врагами Советского Союза"...

Сегодня вдруг входит немецкий солдат с письмом из гетто, где просят меня выплатить ему значительную сумму денег, очевидно, ему вполне можно довериться... Он сказал, что возмущается преследованием евреев и считает своим долгом им помогать. Лицо немолодое, умное, добродушное... я знала и раньше, что единичные немцы проявляют гуманное отношение к жертвам гитлеризма, но лично не приходилось встречаться с ними... На душе стало светло и тепло; не весь же немецкий народ отравлен; есть и чующие правду и имеющие смелость следовать ее путями.

6/3. Крестьянка в местечке Онушки прятала двух еврейских девушек всю зиму, кто-то донес... пришли литовские добровольцы с немецкой полицией, увели всех в лес, одну с новорожденным ребенком, убили и оставили на снегу. Очевидец рассказал, как на его глазах застрелили молоденькую девочку-еврейку, вышедшую из рядов рабочей бригады... Она еще была жива и ее добили сапогом в голову... он же видел, как застрелили крестьянина и еврея, у него покупавшего... охота на людей... неистовая травля... и просто поразительно какое громадное число добровольцев-ищеек в ней принимает участие. Антисемитизм, раздуваемый трескучей пропагандой на каждом шагу, без сомнения пустил крепкие корни... Как страстно хочется уехать отсюда, от этой злобы, не знающей пощады...

7/3. Мороз 20 градусов, ясный солнечный день! Но так грустно... рассказал один больной, как одну русскую деревню недалеко от Каунаса, где якобы скрывались русские военнопленные, окружили ночью немцы, расстреляли 15 бывших комсомольцев, жестоко избили более 100 человек и увезли в тюрьму... Не сплю ночами... болит душа; болит вот уже неделю рука: невралгия от холодного помещения...

9/3. Все летают аэропланы и жужжат с утра... Известий от Вити нет... беспокоюсь...

12/3. Вокруг все то же... Ночью болела рука... Тоскую...

15/3. Стоят морозы 15-20 градусов... Солнце, но холодно, снег хрустит под ногами... улицы в сугробах... никто их не убирает...

Расстреляно 40 человек "советских бандитов" за поджоги и "вредительство"... Знакомая рассказала, что литовские добровольные сыщики, встретив на улице двух евреев без звезды, позвали полицию и их арестовали... Мы подобных "патриотов" боимся больше, чем немцев.

18/3. Серый теплый день... первый раз за окном слышно чириканье воробьев... Зима очень суровая; в России до сих пор морозы в 30 градусов. По немецким сообщениям идут упорные оборонительные бои, русские наступают и изматывают понемногу немецкие силы... С фронта привозят вагоны замерзших пленных, набитых так тесно, что когда дверцы открывают, умершие высыпаются, как дрова; умирающих немцы добивают тут же... Снова расстреляно 80 человек, из них четыре женщины, за вредительство...

От Вити - короткое сообщение: жив, здоров... Думаю о нем с покорной тоской.

21/3. Морозы 20-22 градуса... Вокруг все ужасно... расстрелы, убийства, пропаганда равняется клевете...

Читаю, читаю ночами - Мопассан, Чехов, Толстой, Тургенев...

24/3. Вечером - сирена... оказывается, пролетели мимо русские самолеты по дороге в Вильнюс, который подвергся бомбардировке, разрушены казармы, железнодорожное полотно, есть убитые. У нас люди тревожатся... а мы ждем... ведь так радостно увидеть воочию борьбу, карающую руку друзей...

26/3. В далекой деревне у польских крестьян скрывается знакомая еврейская семья врача: отец, мать, сын и дочь; сын - друг Вити. Их прячут то в амбаре, то на чердаках, то в сараях, то просто в скирдах соломы. В постоянном опасении предательства, среди вечной тревоги, ожидания смерти, гонимые, преследуемые, живут они уже 7 месяцев и сохраняют бодрость и надежду. Я посылаю раз в месяц теплые вещи, спирт, мыло, спички, лекарства и витамины - все, что они могут обменять у хозяев на пищу. Юноша Толя пишет мне такие чудесные письма, что я с благоговением перечитываю их... в них столько веры в победу Добра, в человечество, в Красоту... столько светлого идеализма, юношеской пылкости и чистоты нежного сердца... С большим сожалением должна их уничтожать... рискую и так уже, сохраняя мой дневник, но без него не могу просто жить... надо же поделиться, хотя бы на бумаге... да и записать на память многое из того, что делается вокруг... Люди слишком легко и слишком скоро забывают пережитое...(...)

29/3. Вдруг стало тепло... снег начал быстро таять, сугробы истекают водой. Но улицы не очищаются, грязь... Дворники, хорошо пограбившие в свое время еврейское имущество, распустились и не хотят работать... и вообще жизнь понемногу разлаживается: люди не верят в будущее, боятся завтрашнего дня и поэтому работают плохо, не говоря уже о сознательных врагах, которые нарочно саботируют... их делается понемногу все-таки больше... Нравственный уровень населения с его эгоистичными навыками частного хозяйства, наживы, личного обогащения ("в карман норови") и так бывший очень невысоким, теперь под растлевающим влиянием оккупантов (расизм, проповедь насилия, злоба, жестокость, продажность, грабительство) стал заметно снижаться...

31/3. Лунная ночь... Мороз 7 градусов... апрель, а зима все держится. Три недели, как немцы не выдают населению масла, люди заметно худеют... Был праздник Wehrmacht (немецкой армии)... На улицах немцы кормили жителей щами и длинные очереди стояли с мисками, тарелками, плошками... в этом было что-то унизительное и противное: ограбили нас же и теперь самодовольно нас "благодетельствуют"... крохами с барского стола... По слухам (теперь ведь живем только слухами, т.к. газеты лживы и официальны) в Вильнюсе повешен публично поляк за то, что сигнализировал ракетами русским летчикам... Наши "патриоты" продолжают травить поляков, пользуясь тем, что немцы одобряют сие; вообще сеяние розни и ненависти между нашими народами для своей выгоды, очевидно, входит в немецкую политику.(...)

Государственный Архив Российской Федерации, Ф.Р-8114, оп. 1, д. 950