Международная школа преподавания и изучения Катастрофы

"Я пришел к тебе, мама..."

История Авраама Авиэля


План урока
Для учащихся средних и старших классов
Пpoдoлжитeльнocть: 1.5 часа


Учителю
Этот урок сопровождает просмотр документального фильма "Я пришел к тебе, мама...", повествующего о судьбе Авраама Авиэля, его семьи и, в более общих чертах, евреев Белоруссии в годы Катастрофы.

О фильме

Авраам Авиэль (Липконский) родился в 1929 году в белорусском селе Довгалишок (тогда Польша).
Десятого мая 1942-го года в гетто Радуни была проведена акция. В этот день погибли мать и младший брат Авраама, ему же чудом удалось бежать с места расстрела. После расстрела Авраам со старшим братом Пинхасом скрывались в лесах. В 1943 году, после гибели старшего брата, Авраам присоединился к советскому партизанскому отряду, в рядах которого воевал до освобождения Белоруссии в 1944 году. По окончании войны, будучи единственным выжившим из своей семьи, он пытался добраться до Эрец Исраэль. В 1946 году он прибыл в Палестину. Авраам описал судьбу евреев Белоруссии в своих книгах и в свидетельстве на процессе Эйхмана в Иерусалиме.
Авраам женат на Аяле Либерман, у них трое детей и девять внуков.


Историческая справка о селе Довгалишок, Радуни и партизанах

Учителю
Историческая справка дается для понимания личной истории героя фильма в более широком контексте, на фоне важных исторических процессов. Приведенный ниже обзор, в основном, посвящен местным событиям, произошедшим в период Катастрофы, в свете нацистской политики и массового уничтожения евреев на оккупированных территориях СССР. Историческая информация позволяет учителю связать личную историю с глобальными событиями и представить, таким образом, рассказ героя не только как индивидуальную историю, но и показательный пример того, что Катастрофа представляет собой комплекс множества трагических судеб, который, вместе с глобальными историческими процессами, и является тем, что мы называем Катастрофой.

Довгалишок

Еврейская земледельческая колония Довгалишок, расположенная в десяти километрах от Радуни, была основана в 1848 году. Из тридцати пяти жителей колонии двадцать восемь были евреями. Легенда гласит, что еврейская часть села была основана семейством Липконских, получившем во владение землю в знак признательности за спасение в бою русского генерала - что являлось со стороны российских властей исключительным жестом, поскольку евреям не позволялось заниматься сельским хозяйством.

После начала Второй мировой войны в 1939 году Довгалишок, входивший в период между мировыми войнами в состав Польши, был присоединен к Советской Белоруссии. После присоединения к СССР еврейские жители Довгалишка продолжали, как и прежде, заниматься сельским хозяйством.

Немцы оккупировали Довгалишок в конце июня 1941 года, а в октябре евреев села депортировали в гетто близлежащей Радуни. Довгалишок был освобожден частями Красной Армии в июле 1944 года.

Синагога в Радуни, 1920-е годы. Фото © Зьміцер КорхСинагога в Радуни, 1920-е годы. Фото © Зьміцер Корх http://www.radzima.org/be/fota/38488.html

Радунь

Евреи поселились в Радуни (сегодня - городской поселок в Вороновском районе Гродненской области Республики Берларусь) на рубеже 17-го и 18-го веков. В конце 18-го века город был присоединен к Российской Империи.

В 1869 году раввин Исраэль-Меир ха-Коген (Хафец-Хаим) основал в Радуни ешиву, ставшую достопримечательностью и предметом особой гордости горожан, число учащихся которой достигло пика в период между мировыми войнами.

Хафец-Хаим. Хафец-Хаим. Википедия

В годы Первой мировой войны, с 1915-го по 1918 год, Радунь находилась под властью немцев, а в 1921 году вошла в состав независимой Польши. После войны и принятия в Польше новых законов экономическое положение евреев, бывших, в основном, торговцами и ремесленниками, ухудшилось. С другой стороны, в 20-е годы в городе открылась школа с преподаванием на иврите, что указывает на развитие в Радуни сионистской деятельности.

17 сентября 1939 года в город вошла Красная Армия. По договору между поделившими Польшу Германией и СССР, известному как "пакт Молотова-Риббентропа", восточные области страны, включая и Радунь, были присоединены к Советскому Союзу. В рамках советизации общества частные предприятия проходили процесс национализации. В частности, здания ешивы и еврейской школы отдали под зерновые склады. Радунь, расположенная в десяти километрах от литовской границы, стала перевалочным пунктом для еврейских беженцев из областей Польши, оккупированных Германией. Здесь они получали помощь и поддержку от жителей городка.

В 1940 году большинство преподавателей и учащихся ешивы "Хафец-Хаим" перебрались в Вильнюс, ставший столицей Советской Литвы (до 1940 года город входил в состав Польши). Немного позднее ешива переехала в США.

30 июня 1941 года Радунь захватывают немцы, и с этого момента начинаются преследования евреев, конфискация их имущества, угон на принудительные работы и принуждение к ношению отличительного знака. Евреям приказали создать подчиняющийся немцам совет - юденрат. В него вошли шесть человек во главе с Ноахом Долинским. Также по приказу немцев было сформировано еврейское полицейское отделение, состоящее из четырех полицейских.

В октябре 1941 года в Радуни было создано гетто, в которое заключили также еврейских беженцев из Довгалишка и других местечек. В гетто находилось около 1700 человек, что привело к ужасной тесноте: в одной комнате ютилось от трех до пяти семей. Евреи из гетто работали на принудительных работах по вырубке деревьев, уборке снега, а также на немецких предприятиях. Порция выдаваемого хлеба составляла 100 граммов на душу населения, мясо есть запрещалось. Для трехсот нуждающихся и голодающих в гетто были открыты общественные кухни.

В январе 1942 года были расстреляны сорок беженцев и начальник еврейской полиции вместе с его семьей. Весной того же года группу молодых евреев угнали в трудовые лагеря.

В мае в гетто Радуни прошла первая акция. За два дня до нее немцы окружили гетто, и десятого мая забрали сотню мужчин за город, где их заставили вырыть ямы. Во время работы евреи, используя лопаты в качестве оружия, напали на полицейских, и семнадцати из них удалось бежать. Около тысячи евреев из гетто были конвоированы к вырытым ямам и расстреляны группа за группой. Многие пытались бежать, порядка тремстам из них удалось спрятаться в лесах и в крестьянских домах. В самом гетто осталось около трехсот человек - ремесленников и членов их семей. Позднее их перевели в гетто Щучина.

Многие из тех, кто в тот день избежал расстрела и нашел укрытие, в итоге добрались до Начской пущи, где присоединились к партизанскому отряду имени Ленинского Комсомола. Его командир, известный своим хорошим отношением к евреям, создал три еврейских семейных лагеря, в которых находилось около шестисот человек. Однако, с течением времени, в некоторых отрядах развилось враждебность по отношению к евреям, и им пришлось создать собственные отряды. В это же время в тех местах орудовали партизаны из польской "Армии Крайовы", которые враждебно относились к евреям и, случалось, убивали их.

В июне 1944 года Красная Армия освободила Радунь. Из еврейских жителей города пережили Катастрофу только 32 человека. Впоследствие большинство из них уехало в Израиль.

Об Аврааме Авиэле

Авраам Авиэль родился в 1929 году в селе Довгалишок в семье Моше-Давида и Сары-Мины Липконских. Отец Авраама был кузнецом, родом из семьи, занимавшейся в Довгалишке земледелием на протяжении многих поколений. Мать происходила из семьи раввинов в литовском городе Эйшишок.

10 мая 1942 года, когда Аврааму было четырнадцать лет, он стал очевидцем уничтожения евреев Радуни, Довгалишка и близлежащих мест в расстрельных рвах. В этот день были убиты его мать и младший брат. Самому Аврааму удалось бежать с места расстрела, он отыскал своего старшего брата Пинхаса, находившегося на принудительных работах недалеко от места убийства, и вместе с ним вернулся в гетто Радуни. Позднее братья укрылись в лесах, окружавших их родное село Довгалишок. Там они обнаружили отца, сбежавшего в лес во время бунта еврейских принудительных работников. По истечении нескольких месяцев укрывательства в выкопанных Авраамом и Пинхасом ямах в лесу, во время немецкой облавы в Довгалишке, брат Авиэля был убит у него на глазах. После этого Авраам с отцом прятались в сарае у польского крестьянина. Весной 1943 года он ушел в леса к еврейским партизанам, и воевал в составе партизанского отряда вплоть до освобождения. Авраам провел долгое время в лесу в группе, состоявшей из еврейских семей, и смог спастись от немцев во время "большой облавы" летом 1943 года.

Авиэль потерял в Катастрофе всю свою семью: его мать и младший брат были расстреляны вместе с другими евреями из гетто Радуни, отца убили, когда он прятался в укрытии, а старшего брата Пинхаса застрелили у него на глазах в их родном Довгалишке.

После освобождения Авраам вернулся в Радунь и вступил в НКВД. По окончании профессионального курса в гродненском НКВД он вернулся в Довгалишок, где обнаружил место захоронения Пинхаса. Он перенес останки брата на кладбище в Радуни. После этого Авиэль бежал из Белоруссии в Польшу, а оттуда перебрался на север Италии, где оказался в сиротском приюте в Сельвино. Уже будучи в Сельвино он начал писать мемуары о евреях Довгалишка, Радуни и Эйшишка.

Авраам попытался эмигрировать в Палестину на корабле "Катриэль Яффе", но был схвачен британцами и сослан на Кипр. Там, в лагере для интернированных, он познакомился со своей будущей женой Аялой, тоже пережившей Катастрофу. В 1946 году Авиэль наконец иммигрировал в Эрец Исраэль и прошел курсы для подростков от "Ахшарат ха-ноар" в киббуце Мишмар ха-Шарон. В начале 1948-го, во время Войны за Независимость, он вступил в ряды Пальмаха и сражался в боях на подступах к Иерусалиму. После войны Авиэль поселился в киббуце Цеэлим, а позднее переехал в Тель-Авив, где поначалу работал в военной промышленности, а затем изучал экономику и сельское хозяйство. С 1958 года по 1965-й руководил книжным магазином, принадлежащим профсоюзу. Впоследствии Авиэль работал в типографии и издательстве "Левин Эпштейн" и основал фирму по распространению книг "Бейт Алим", существующую по сей день.

Авиэль выступил на процессе Эйхмана в качестве свидетеля обвинения. В качестве примера трагической судьбы еврейства Белоруссии и партизанской борьбы он дал показания об уничтожении евреев Радуни.

Авиэль опубликовал две автобиографические книги, повествующие о его семье и общине: "Село под названием Довгалишок" и "Свобода и одиночество".

Авраам Авиэль женат на Аяле Либерман, уроженке города Ровно, у них трое детей и девять внуков.

Рекомендации к углубленному обсуждению фильма


Еврейское местечко до войны

Еврейское сельскохозяйственное поселение
Довгалишок был необычным селом с точки зрения еврейского образа жизни. Авиэль рассказывает: "В селе Довгалишок жило 12 семей, девять из них – еврейские и только три христианские, которые купили землю у евреев. Это было необычное село – его населяли евреи-земледельцы. Мирные евреи, которые трудились и радовались жизни. Они жили скромно, но не жаловались на свою долю". (03:58)

Авраам (слева) с мамой и братьями. Из личного архива Авраама Авиэля. Авраам (слева) с мамой и братьями. Из личного архива Авраама Авиэля.

Семья
В семье Авиэля разделяли сионистские идеи, говорили на идиш и сохраняли еврейские традиции:
«...мама была всей душой предана иудейской вере. Отец не возражал. Она воспитывала нас в этом духе. (...) Я помню, как приходил домой, а она шила и красиво пела. Это были песни об Эрец-Исраэль и еврейский народ. Все песни были на идиш. Грустные песни». (05:25)

Еврейское образование в довоенном местечке
Еврейское образование сопровождало весь жизненный путь ребенка: от ранних лет до подросткового возраста. Это касалось и сельских детей, учившихся в городе: "Когда мне исполнилось четыре года, я пошел учиться в хедер. Сначала в хедере меламед учил нас алфавиту, чтобы мы могли читать молитвы. Потом мы учились в школе, а после школы ходили в синагогу, где продолжали обучение в ешиве". (07:44)

Солидарность
Авраам нередко ведет свой рассказ во множественном числе, как человек, представляющий общество. Таким образом подчеркиваются солидарность и связи, существовавшие между различными частями еврейской общины, между сельскими евреями и городскими.

Вопросы:

  1. Почему Авраам называет Довгалишок необычным селом?
  2. На каком языке говорили в семье Авраама? Как по-вашему, почему именно на этом языке?
  3. Какое образование получил Авраам? Почему именно такое образование?
Расшатывание жизненных устоев

Семья в гетто
До тех пор, пока в гетто сохранялась возможность работать, семья Авиэля не видела необходимости в побеге, а старалась сберечь то, что осталось: "Люди в гетто жили размеренной жизнью, его жители каждое утро отправлялись на работу, а когда возвращались, то говорили: "Ладно, так тоже можно жить". (13:52)

Попытки общины сохранить устои
Несмотря на трудности и тесноту в гетто, там сохранялись общественная жизнь и взаимопомощь: "Положение с питанием и продуктами в гетто было терпимым, благодаря взаимопомощи. Одиночки не оставались без внимания, для них тоже готовили. Рядом с синагогой ежедневно готовили еду и кормили всех желающих. Благодаря взаимопомощи никто не умер от голода". (13:21)

Вопросы:

  1. Что помогало людям терпеть невзгоды в гетто?
После начала массовых убийств

Дилеммы и распад семьи
Отцу Авраама пришлось принять решение, противоречащие нормам повседневной жизни: "Нам нельзя оставаться вместе. Ведь если на нас донесут, то мы все погибнем". (13:28)

Старшие дети остаются совсем одни
- Когда два брата убегают в лес, Аврааму приходится принять невыносимое решение, оставившее в его душе тяжелый груз вины: " Мы бежали между заборами, и вдруг он упал. Я побежал дальше. Пробегая мимо него, я услышал, как он вскрикнул. Я побежал дальше. (...) Я затаился, чтобы посмотреть, что будет с братом. Может, его не найдут, и тогда я за ним вернусь. Но я увидел, как они шли по этой дороге с фонариками..." (33:17)

Следует подчеркнуть, что речь идет о дилемме в мире, где возможность выбора практически сведена к нулю.

- Авраам чувствовал себя ответственным за отца и испытывал необходимость сделать все, чтобы не подвергать его опасности: "Я чувствовал, что должен покинуть его, чтобы ему стало легче, чтобы облегчить его страдания. Он, сильный человек богатырского телосложения, был морально сломлен". (40:14)

Отец Авраама. Из личного архива Авраама Авиэля. Отец Авраама. Из личного архива Авраама Авиэля.

Сохранение морального облика
На фоне массовых убийств обнаружилась сопротивляемость жертв потере морального облика. Авраам описывает несколько подобных случаев:

"Я их увидел. Их тоже загнали в толпу, и я пошел с ними. Мама сказала: "Дети, прочтите молитву "Шма Исраэль, и умрем как евреи." Это были последние слова, которые я от нее услышал". (19:37)

"Людей заставляли снимать с себя одежду, но не успевали они раздеться, как их прошивала пулеметная очередь, и они падали в ров, сжав в объятьях своих родных". (24:24)

"Вдруг я увидел вдалеке, как одна девушка начала сопротивляться... (...) Она стеснялась обнажаться перед ними. (...) Тогда они стали силой срывать с нее одежду, но она продолжала сопротивляться, и они ее застрелили".

Вопросы:

  1. Почему выжившие после акции члены семьи Авраама не могли остаться вместе?
  2. С какими дилеммами пришлось столкнуться Аврааму? Были ли решения этих дилемм? Если да, то какие? Если нет, то почему?
  3. В чем выражалось сохранение морального облика людей во время расстрела?
В укрытии и среди партизан - выживание и сопротивление

В укрытии
Прятаться у местных крестьян было опасно и для самих крестьян, которым за укрывательство евреев грозила смертная казнь, и для Авраама с его отцом: "Он был верным другом. Мы прятались в сарае под сеном, в яме... (...) Мы провели там всю зиму. Через щели в стенах... мы следили, кто приходит к крестьянину. Мы все время были начеку". (36:07)

Выживание в лесу
Авраам рассказывает, кто решил бежать в леса, и почему: "Мы были молодыми ребятами, которые лишились семей... (...) Нам казалось, что самым надежным способом спастись и отомстить - это уйти в лес и раздобыть оружие, не только для борьбы с немцами, но и для самообороны". (40:56)

Многих евреев не приняли в партизанские отряды. Кроме того, скрываться в лесу было очень опасно. Авраам свидетельствует: "Все евреи Довгалишка, которые там скрывались, были убиты. Никого не осталось в живых. Причем убили их не немцы, а поляки. Они точно знали, где скрываются евреи, и перебили всех до единого". (45:59)

Вопросы:

  1. Что влияло на решение евреев бежать в леса?
  2. Какие трудности ожидали бежавших в леса евреев?
Освобождение и возвращение к жизни

В Эрец-Исраэль
После войны большинство беженцев вернулись домой, но Авраам, как и многие другие евреи, собрался в Эрец-Исраэль: "Это было время великого переселения народов. Одни с востока ехали на запад, другие с запада на восток, и все ехали к себе на родину. Немногочисленные еврейские пассажиры ехали в одном направлении. Не к себе домой, потому что им некуда было возвращаться, а на запад - либо в Эрец-Исраэль, либо к родственникам в западные страны. Я направился в Эрец-Исраэль". (50:03)

Лагерь на Кипре
- "И вот, когда мы уже добрались сюда, чтобы начать новую жизнь, пройдя столь долгий и тяжкий путь, нам запретили репатриацию. Высылка на Кипр стала для меня очень болезненным ударом. Мне словно подрезали крылья". (51:25)

- Наряду с тяжелыми воспоминаниями о Кипре, остались у Авраама о нем и приятные воспоминания, связанные с возвращением к жизни, с желанием учиться и со встречей с любимой женщиной: "Я очень хотел учиться, но там была еще одна девушка, которая хотела учиться. Ее звали Аяла. (...) Мы вышли из палатки, пришли сюда, на берег моря... (...) Там стоял белый камень, мы уселись на него и начали заниматься". (52:52)

Исполнение родительского завета
Авраам поселился в Эрец-Исраэль и исполнил отцовский завет, данный им сыну в укрытии: "Когда мы со скорбью вспоминали о гибели матери и братьев, он говорил: "Сынок, я уже старик, но ты должен выжить, создать семью и забыть обо всем". (...) И он был прав. Я создал прекрасную семью. Но забыть не смог". (37:54)

Над братской могилой Авраам произносит: "У нашей семьи есть потомки. Наш род продолжается". (56:12)

Вопросы веры
Даже находясь в партизанском отряде, Авраам продолжал молиться и надевать филактерии: "Спрятавшись в высоких кустах, я вставал на колени, читал молитву, повязывал филактерии. Все это делалось в спешке, но главное - я все-таки молился". (45:03)

Случался и кризис веры. После освобождения, когда Аврааму на Йом-Кипур пришлось исполнять функции кантора, он не смог закончить молитву: " ...о ком я мог Его молить? О матери, отце, о младшем брате. (...) Посередине молитвы расплакался и отошел в сторону. Я не мог читать ее дальше. (...) Я знал, что за них больше некому помолиться ". (49:02)

Тем не менее, на протяжении фильма Авраам демонстрирует различные признаки веры. Так, у братской могилы в Радуни он надевает филактерии, те самые, которые получил на бар-мицву от родителей, и которые он пронес через всю войну.

Вопросы:

  1. Почему Авраам решил уехать в Палестину, а не вернуться в родные места?
  2. В чем видел Авраам исполение родительского завета?
  3. Как бы вы охарактеризовали отношение Авраама к вере?

В заключение

  1. Возле сливового дерева в деревне Довгалишок Авраам произносит: "Мне не хочется здесь рвать сливы. Для меня здесь все умерло. Здесь больше не живут евреи. Я не могу к ним прикоснуться". (10:06)
  2. В начале фильма Авраам Авиэль произносит над братской могилой, где похоронены его близкие: "Я пришел к тебе с радостной вестью. Я живу как еврей в еврейском государстве, в Израиле". (01:44)